РУССКИЙ КОВЧЕГ. АЛЬТЕРНАТИВНАЯ СТРАТЕГИЯ МИРОВОГО РАЗВИТИЯ

Часть 2. Актуальность библейского мифа. Люди Потопа

Если попытаться обозначить суть предпотопного состояния на языке позитивной, прохладно-отстраненной науки, то такой формулой была бы «тупиковая ветвь эволюции», причем доходящая до некоторого предела своего самораскрытия и саморазоблачения. Но тупиковость развития в неразумной природе и в случае с человеком разумным не одно и то же. «Тупиковый» человек цепляется за жизнь иначе, чем «тупиковое» животное или растение. Поскольку речь здесь идет не о мертвой системе и не о бессловесной природе, а о человеческой жизни — главным и определяющим является как раз не физико-биологическое, а духовное и нравственное измерения. Именно на этом уровне можно увидеть черты сходства эпох, страшную историческую рифму, позволяющую говорить о глобальном доминировании в наше время людей Потопа и начинающемся новом Потопе.

В этой главе мы проанализируем мифологию катаклизма произошедшего в эпоху Ноя и попытаемся обрисовать суть тогдашнего предпотопного состояния. Оговорим еще раз: история не повторяется буквально, однако в новом Потопе ясно различимы те же типологические черты, что и в старом — нынешние люди Потопа действительно напоминают своих предшественников времен Ноя и легендарной Атлантиды, насколько можно судить по сохранившимся сведениям. Этим и обусловлена актуальность самой темы и важная для нас задача: вникнуть в скупые древние предания.

Общая география преданий о Потопе

Предание о потопе — мифоисторическая универсалия, актуальная практически для всех народов нашей планеты. Если определенное сходство ближневосточных, древнеегипетских, древнегреческих, древнеиндийских и древнекитайских преданий о потопе могло бы объясняться относительной географической близостью этих регионов, то широкая распространенность подобных мифов у коренного населения американского суперконтинента, Австралии и многочисленных островов, расположенных в центральной и западной части Тихого океана, делает такое объяснение крайне маловероятным[29]. Отправной точкой для возникновения таких преданий должны были послужить реальные исторические события, явившиеся действительным поводом к появлению на свет соответствующей «мифологической реакции».

Отдельного упоминания заслуживает тот факт, что в рамках большинства религиозно-мифологических традиций сохраняется память не об одной, а о нескольких глобальных катастрофах, с определенной периодичностью уничтожавших жизнь на Земле. К примеру, из греческой мифологии известно, как минимум, о трех потопах: Огиговом, Девкалионовом и Дардановом. Платон в «Законах» утверждал, что Огигов потоп произошел за 10 тысячелетий до его времени. У древнегреческого писателя Истра Киренского (III в. до н.э.) встречается упоминание о четырех «великих наводнениях», одно из которых прорвало Геллеспонт, отделивший Европу от Азии.

Во многих мезоамериканских доколумбовых культурах потоп также всего лишь одна из нескольких катастроф, характеризовавшихся уничтожением человечества. Историк Дж. Вайян пишет, что, согласно общему для всех древних народов Центральной Америки представлению, мир пережил несколько эпох, каждой из которых соответствовало свое особое «солнце». Эти представления до сих пор актуальны для современных потомков автохтонного населения Центральной и Южной Америки. Арабские источники упоминают о трех потопах: локальном потопе в Египте во времена Моисея (Мусы); Всемирном потопе, произошедшем во времена Ноя (Нуха); и потопе, совершившемся «прежде существования нашего Адама».

Своего рода ядром классической легенды является месопотамская история о потопе, существующая в трех различных клинописных версиях: шумерской (наиболее древней) и двух аккадских (Эпос об Атрахасисе и Эпос о Гильгамеше). Однако человеческая память очень многих народов сохранила конкретные воспоминания об этом катаклизме, уничтожившем «старое» человечество и положившее начало «новому». В легендах разных континентов можно найти разительные совпадения значимых деталей истории Всемирного Потопа, но самое главное совпадение — сам факт спасения праведного человека со своей семьей, семенами и животными на корабле (огромной выдолбленной лодке, каноэ и т.п.), построенном по совету бога или могущественного духа. Такие мотивы встречаются на всех континентах в изобилии. Масштаб потопа везде описывается как грандиозный («волны высотою до небес»), глобальный размах событий подчеркивается. «Заблудившаяся птица долго искала землю, где она могла бы сесть, но крылья ее не выдерживали, и она падала в море» — писал о потопе Овидий. Буряты в своих легендах рассказывают, что человек взял на корабль образцы всех животных, «кроме Аргалан-Зала, Принца зверей (мамонта), который считал себя слишком большим, чтобы утонуть» — и теперь его кости находят повсюду. На разных континентах и у разных племен встречается и яркий библейский мотив выпускания птиц в конце наводнения — и это невозможно объяснить банальным бродячим литературным сюжетом.

Загадка предпотопного растления

В Библии потоп объясняется тем, что «земля растлилась пред лицом Божиим, и наполнилась земля злодеяниями. И воззрел (Господь) Бог на землю, и вот, она растленна, ибо всякая плоть извратила путь свой на земле» (Быт. 6, 11-12).

Из контекста следует, что «извращение», явившееся в конечном итоге главной причиной потопа, каким-то образом связано со следующими событиями: «Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. И сказал Господь (Бог): не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками (сими), потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет. В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди. И увидел Господь (Бог), что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их. Ной же обрел благодать пред очами Господа (Бога)» (Быт. 6, 1-8).

Обращает на себя внимание глубинная связь человека со всей тварью — грех человека влечет кару для всего живого на земле. Однако сказано не только о человеке, сказано именно так: «всякая плоть извратила путь свой на земле» (Быт. 6, 12) — от «человека до скотов, и гадов и птиц небесных» (Быт. 6, 7). Это загадочная и наряду с тем чрезвычайно важная деталь. По всей видимости, с нею связаны не менее загадочные строки из апокрифической Первой книги Еноха, посвященные исполинам: «Исполины замыслили уничтожить людей и пожрать их. И они начали грешить и против всех птиц и зверей земных, и пресмыкающихся, ползающих по земле и животных, обитающих в воде и в небесах, и рыб морских»[30].

В данном контексте «грешить» не означает «убивать» или «пожирать», о чем в тексте книги Еноха говорится отдельно. Здесь может идти речь и о расцветших пышным цветом половых извращениях (в том числе скотоложестве). Однако, можно предположить, что в Книге Бытия и Книге Еноха подразумевается нечто куда более изощренное. Не имеем ли мы здесь дело с глухими отголосками описания последствий каких-то генетических манипуляций или искусственных мутаций, наложивших неизгладимый отпечаток на всю биосферу планеты?

Отец Даниил Сысоев в своей книге «Летопись начала» по этому поводу заметил: «Видимо, сами животные подвергались изменению из-за грехов людей, или, может быть, тогда люди знали нечто вроде генной инженерии и, научаемые демонами, извращали всю природу. Эти предположения не просто фантазия. Индейцы майя, уподобившиеся исполинам в бесопоклонстве, сумели удвоить число хромосом в хлопчатнике. Если даже они могли знать такие тайны, то тем более их знали гиганты, которых язычники за обладание бесовской мудростью считали богами»[31].

Главным источником, проливающим свет на эту сложную тему растления и порочности допотопной цивилизации, является псевдоэпиграфическая[32] традиция, связанная с именем прадеда Ноя — патриарха Еноха[33]. Хотя эфиопская, славянская и еврейская версии Книги Еноха различаются по своему содержанию, современные исследователи полагают, что они восходят к общему, неизвестному на сегодняшний момент первоисточнику[34]. В Первой книге Еноха рассказывается о падении «сынов Божиих» (ивр. Bene Elohim, Benei ha’Elohim, букв. «сыны богов», «сыновья благочестивых существ»), называемых также «стражами» или «наблюдателями» (буквально: «те, кто бдит», «бдящие»; на греческом «эгрегоры», бодрствующие), лаконично описанными в 6-й главе Книги Бытия.

Согласно апокрифической Книге Юбилеев, «стражи» были первоначально отправлены на землю с тем, чтобы наставлять людей в должном образе поведения. Впоследствии они «осквернились с дочерьми человеческими, и взяли себе жен, и поступили как сыны земли, и родили сынов-исполинов»[35]. Последние, повзрослев, стали пожирать «произведения тяжкого труда всех сынов человеческих», так что люди стали не в состоянии прокормить себя. В этой детали мы видим важное для нас указание на алчность людей Потопа и на то, что «сильные» среди них угнетали «слабых» и даже порождали тем самым нищету и голод.

Святитель Димитрий Ростовский (1651-1709) приводит уникальные подробности грехопадения допотопных исполинов: «Если верить халдейской истории, то она повествует, что после развращения сынов Божиих, когда умножилось число исполинов, среди них началось мясоедение еще до потопа, и сии исполины столь были злы, что пожирали и человеческое мясо. <…> По нраву своему они, как рожденные в беззаконии, были злейшими из всех беззаконных людей, убийцами и насильниками; они были яры, люты, любители войны и кровопролития, горды и властолюбивы; по всей земле они преследовали людей, насилуя их, грабя и убивая. Сколь же они были неудержимы и пребеззаконны на плотское вожделение, о том нет возможности писать, так как сие нестерпимо для целомудренного уха»[36].

Из этого следует, что святителю Димитрию были известны еще более шокирующие детали, о которых он, однако же, предпочел умолчать. При этом святитель Димитрий не скрывает источника этих подробностей: «Если же кто желает уведать сие, пусть читает халдейского историографа, называемого Берозом[37], который достаточно хорошо описывает их прескверные нравы и говорит, что не было еще такого беззакония и нечистоты, которых бы не совершили те исполины. Тот же халдейский историк повествует, что исполины питались человеческим мясом. Убиваемые ими люди были им пищею. Если они ели человеческое мясо, то тем более употребляли скотское, звериное или какое-либо другое. Кроме того, они обращали в свою пищу и тех младенцев, которые выходили из утробы матери мертвыми. Все сие о них говорит Бероз, если только его сказание истинно. Они столь были мерзки для Бога и людей, что Господь ради их одних навел на землю Потоп, истребляя такое зло с лица всей земли; Он и прежде Потопа многих из них громом и молнией убивал, чтобы прочие убоялись, однако не было в них страха Божия и не исправлялись они, пока совершенно не погибли в Потопе»[38].

В известном на сегодняшний день собрании двадцати двух фрагментов, представляющих собой цитаты или пересказы текстов Бероса (Fragmenta, «Фрагменты») и одиннадцати фрагментов, рассказывающих о нем самом (Testimonia, «Свидетельства»), нет ничего из того, что цитирует святитель Димитрий Ростовский. Авторы настоящего доклада стали разбираться, как это могло произойти. Удалось выяснить, что многие детали повествования Бероса о потопе дошли до нас в пересказах старинных авторов, которые не попали в современные академические издания, посвященные сохранившимся фрагментам «Вавилоники». Возникает ощущение, что некоторые мотивы, известные несколько веков назад, и цитированные еще в XVIII — XIX вв., на данный момент по неизвестным причинам выпали из академического оборота.

В ЛЕГЕНДАХ РАЗНЫХ КОНТИНЕНТОВ МОЖНО НАЙТИ РАЗИТЕЛЬНЫЕ СОВПАДЕНИЯ ЗНАЧИМЫХ ДЕТАЛЕЙ ИСТОРИИ ВСЕМИРНОГО ПОТОПА, НО САМОЕ ГЛАВНОЕ СОВПАДЕНИЕ — САМ ФАКТ СПАСЕНИЯ ПРАВЕДНОГО ЧЕЛОВЕКА СО СВОЕЙ СЕМЬЕЙ, СЕМЕНАМИ И ЖИВОТНЫМИ НА КОРАБЛЕ (ОГРОМНОЙ ВЫДОЛБЛЕННОЙ ЛОДКЕ, КАНОЭ И Т.П.), ПОСТРОЕННОМ ПО СОВЕТУ БОГА ИЛИ МОГУЩЕСТВЕННОГО ДУХА. ТАКИЕ МОТИВЫ ВСТРЕЧАЮТСЯ НА ВСЕХ КОНТИНЕНТАХ В ИЗОБИЛИИ.

Наш современник епископ Митрофан (Баданин) предполагает, что святитель Димитрий мог почерпнуть сведения о Беросе из работы итальянского монаха-доминиканца Аннио из Витербо (Джованни Нанни, 1432–1502) «Пять Книг Древностей Италии и всей земли Бероса, священника Халдейского, с комментариями Иоанна Анния из Витербо, просвещенного профессора теологии»[39]. В «Истории Армении Моисея Хоренского» рассказывается, что в III веке до н.э. первый царь Армении Вахаршак I, брат парфянского царя Аршака I, «широко установив свою власть и утвердив свое государство, пожелал узнать, кто и какие мужи владели до него Арменией». С этой целью он отыскал знатока халдейской и греческой письменности ученого сирийца Map Aбaс Катину и отправил его к брату с просьбой допустить в царский архив, располагавшийся в городе Ниневия, там, где в VII веке до н.э. располагалась знаменитая библиотека царя Ашшурбанипала: «Мар Абас, рассмотрев все рукописи, нашел нужную древнюю книгу на греческом языке, носившую название “Книга, переведенная приказанием Александра [Македонского] с халдейского на греческий язык, заключает в себе подлинные стародавние рассказы древних и предков”»[40]. В этой книге упоминались и нечестивые высокомерные исполины, «безобразные, крепкочленные и чудовищные».

Не исключено, что из того же источника происходит следующая цитата-пересказ Бероса, приведенная в книге В.Н. Демина «Тайны русского народа»: «Питаясь человеческим мясом, — пишет Берос, — они изгоняли утробные плоды женщин для приготовления кушанья. Блудно сожительствовали с родными матерями, сестрами, дочерьми, мальчиками, животными; не уважали Богов и творили всякие беззакония». Далее Демин так пересказывает Бероса: «Боги за нечестие и злобу затмевали им разум, а под конец решили истребить нечестивцев, наслав на Землю воды потопа. Погибли все, кроме праведника Ноа [библейский Ной] и его семейства. От него и пошел по новой род людской»[41].

Любопытное совпадение: в древнегреческой мифологии каннибализм (в т.ч. ритуальный!) называется главной причиной Девкалионова потопа, демонстрирующего чрезвычайно близкое сходство с Ноевым потопом. Все прочие потопы не представляли собой наказание за те или иные грехи рода человеческого, и только Девкалионов потоп считался наказанием роду человеческому, в частности, за чудовищный грех людоедства. Главный виновник Девкалионова потопа — семейство царя Аркадии Ликаона. До Олимпа дошли слухи о некоем людоедском культе. Желая проверить справедливость этих обвинений, Зевс под видом странника посетил дом Ликаона, где его угостили супом, в который к другим потрохам были подмешены внутренности человеческого ребенка. Разгневанный Зевс опрокинул стол с безбожной снедью, а Ликаона вместе с сыновьями испепелил молнией. Согласно другому варианту мифа, Ликаон выскочил из горящего дома и превратился в волка. Тогда на человеческий род Зевс наслал потоп. Культ волка-оборотня, предположительно догреческого происхождения, действительно существовал в районе аркадской горы Ликеона («волчья гора»)[42].

Полемика о «сынах Божиих»

Что касается проблемы «сынов Божиих», христианские авторы и отцы Церкви разделились в этом вопросе на два лагеря. Иустин Философ, Ириней Лионский, Афинагор, Климент Александрийский, Тертуллиан, Амвросий Медиоланский и другие в соответствии с Книгой Еноха полагали, что «сыны Божии» являлись ангелами, которые воплощались в человеческое тело и сходили в нем на землю. Другую интерпретацию предлагали Иоанн Златоуст, Ефрем Сирин, Феодорит Кирский, Кирилл Иерусалимский, Иероним Стридонский, Августин Иппонийский, считавшие, что под «сынами Божиими» подразумевались благочестивые потомки третьего сына Адама — Сифа, которые, смешавшись с дочерьми из потомства Каина, тем самым усилили «каинитскую ветвь» в человечестве и способствовали допотопному растлению[43].

Обе эти точки зрения до сих пор присутствуют в Православной Церкви, и нельзя ни одну из них назвать доказанной. К примеру, версию Иоанна Златоуста поддерживал, хотя и с оговорками, свт. Филарет Московский, а версию Иринея Лионского — свт. Димитрий Ростовский. Из современных историков-богословов «сифитическую» версию разрабатывал такой авторитетный ученый как Е.А. Авдеенко[44]. Версию «ангелическую», развернуто изложенную в Книге Еноха, достаточно убедительно раскрыл в своем недавнем труде епископ Митрофан (Баданин), показавший, что именование «стражи», или «бодрствующие» (ἐγρἠγοροι), относится к высшим архангельским чинам[45], тем, «кои наречены были именем Стражей, которые должны были наставить сынов человеческих, чтобы творили они суд и справедливость на земле»[46]. Более выпукло, чем в русском синодальном переводе, эти мотивы просматриваются в церковнославянском тексте Священного Писания.

По мнению епископа Митрофана, авторитет сторонников версии, связанной с потомками Сифа, в особенности свт. Иоанна Златоуста на Востоке и блаженного Августина на Западе привел к исчезновению Книги Еноха из большинства церковных канонов к VIII веку. По той же самой причине подвергли остракизму и Книгу Юбилеев, или Малое Бытие[47].

Необходимо отметить, что Книга Еноха имеет как минимум огромное культурологическое значение — многие ключевые концепции, использованные в проповеди Иисуса Христа, очевидно и непосредственно связаны с терминологией и идеями, озвученными в Книге Еноха[48]. В учении Иисуса Христа и в творениях апостолов обнаруживается немало отсылок и сведений, находящих себе опору исключительно в Книге Еноха и отсутствующих в основном корпусе Ветхого Завета. Это обстоятельство породило изрядное смущение в среде европейских богословов XVIII века после возвращения в оборот этого древнего источника. Многие считали эти мотивы позднейшими вставками. Однако, обнаружение фрагментов Книги Еноха среди Кумранских свитков Мертвого моря доказало ее подлинную древность. Исследователи рукописей кумранской общины также находят немало подтверждений данной «ангелической» интерпретации «сынов Божиих»[49].

Святитель Димитрий Ростовский был уверен в том, что Книга Еноха сохранилась с глубочайшей древности: «Книгу же ту Енохову во время Потопа Ной сохранил с собою в ковчеге, и таким образом последующим умножившимся по Потопе родам стали известны Еноховы пророчества. (…) И святой Афанасий Великий в своем Синопсисе также говорит, что книга Енохова пророчества была от Потопа сохранена Ноем и им же передана потомкам. Следовательно, писание началось издревле со времен первых праотцев, бывших прежде Потопа»[50]. Как бы мы ни относились к Книге Еноха, данное мнение святителя верно: в шумерских и вавилонских сказаниях о потопе подчеркивается, что аналогичный Ною персонаж закопал в условном месте таблички с древними писаниями и знаниями, а после потопа они были выкопаны и стали достоянием людей.

Линия преемственности от Адама через Еноха к Ною представляет собой глубинную сущностную и подлинную генеалогию человечества. Не случайно, в преданиях авраамических религий сохранилась такая значимая деталь: самым ценным грузом на ковчеге Ноя были «мощи Адама», взятые по его завещанию: Адам предвидел как потоп, так и пришествие Спасителя и хотел чтобы его останки не были смыты водами катастрофы а были захоронены в центре земли, на «Лобном месте» (Галгофе), чтобы дождаться суда и спасения. Другую линию представляли люди Потопа, связанные с исполинами, принявшие их образ жизни и их порядок. Ной в течение 120 лет вел среди них проповедь, но люди Потопа лишь смеялись над ним, как гласят устные предания мусульман и иудеев.

Потоп в контексте Книги Еноха

Священное Писание в его канонических книгах мало говорит о «сынах Божиих», однако достаточно красноречиво говорит об исполинах, погибших в водах потопа: в частности, об их крайней гордыне (Прем. 14,5-6) и о том, что «в надежде на силу свою они сделались отступниками» (Сир. 16,8). Хотя они были искусны в войне и знамениты, но погибли, поскольку «не имели мудрости, погибли от неразумия» (Вар. 3,26–28), делали беззаконие, понадеявшись на свою силу и дерзость (3 Маккавеев 2, 4).

Перечислим здесь основные мотивы енохической традиции, касающиеся потопа и предпотопного состояния человечества. (Более подробно все эти дискуссионные вопросы изложены в специальном докладе-исследовании А. Комогорцева «Предпотопное состояние человечества в мифах и преданиях. Материалы для обсуждения».)

Вот как пересказывают мотивы «сынов Божиих» или «стражей» святые отцы и учители Церкви. Афинагор писал, что именно в результате падения их народились исполины. Тертуллиан приписывает этим падшим ангелам изобретение астрологии, технологии обработки дорогих камней, металлов, изготовление женских украшений. Иустин Философ в своей «Первой Апологии» говорит: «Бог вверил попечение о людях и о всем поднебесном поставленным на это ангелам. Но ангелы преступили свое назначение: они впали в совокупление с женами и родили сынов, так называемых демонов. Затем, наконец, поработили себе человеческий род, частично посредством волшебных писаний, частично посредством страхов и мучений, которые они приносили людям, а частию через научение их жертвоприношениям, курениям и возлияниям, в коих сами падшие ангелы возымели горделивую нужду. Они посеяли между людьми убийства, войны, любодеяния, распутство и вообще всякое зло»[51].

Св. Ириней Лионский пишет, что «сыны Божии» «научили жен силам корней и трав, равно как красильному искусству и румянам и производству дорогих тканей, волшебным средствам для возбуждения ненависти, любви, пылкой страсти и любовных обольщений, магическим повязкам, всякому фокусничеству и богоненавистному идолослужению». «И во дни Ноя Бог справедливо наслал потоп для уничтожения самого бесчестного рода людей, тогда существовавшего, который не мог приносить плоды Божьи, так как согрешившие ангелы смешались с ними»[52].

В раннехристианской церкви енохическая традиция обладала достаточно большим весом, поэтому и суждения о предпотопном состоянии человечества отчасти черпались из тех же источников, которые сохранялись в иудейских архивах. Согласно Первой книге Еноха, «стражи» открыли своим женам недозволенные тайны, хранящиеся на небесах «с тем, чтобы наиболее сведущие из сынов человеческих смогли применять их на практике»[53]. Благодаря этим знаниям, их потомки получили колоссальную власть над природой. В частности, как утверждается в иудейских толкованиях, они умели «охватывать небесный свод, способствуя низведению дождей» (Берешит Рабба 26:17; Сота 34б). Способность управлять дождями и водной стихией находится в достойной удивления симметрии с орудием кары, которая их постигла — Потопом. Согласно православному преданию, следующая глобальная катастрофа, которая еще не произошла, будет не «водной», а «огненной».

Метафизическое прелюбодеяние «сынов Божиих» повлекло за собой овладение знаниями, к которым человечество не было готово и которыми не умело распорядиться себе во благо. Вот как передает Енох упрек Господа, адресованный «стражам»: «Вы были на небе, и хотя сокровенные вещи не были еще вам открыты, однако вы узнали незначительную тайну и рассказали ее в своем жестокосердии женам, и через эту тайну жены и мужи причиняют земле много зла»[54].

Среди знаний, переданных человечеству, в иудейских и арамейских источниках называются: лекарственные растения, но также яды и зелья, косметика, ювелирное искусство, письмо, изощренные магические практики и техники, колдовство, гадание и чародейство, техника абортов, астролого-астрономические сведения, а также промышленность и металлургия. Особое значение в поколении исполинов имело искусство войны и изготовление оружия. Потопу предшествовали жестокие взаимоистребительные войны.

В дошедших до нашего времени фрагментах из Книг Сивилл, о которых с большой благосклонностью отзываются отцы Церкви[55], представлен такой перечень знаний, принесенных на землю «стражами»:

 

Третий — как по морю плавать,

Как по птицам гадать, и на небе

Судьбы по звездам четвертый умел распознать.

Про яды и травы знал пятый.

Магия делом была еще одного. Все ремесла

Разным поручены были умельцам.

Звали бессонными их Хлебоедами[56].

СОГЛАСНО ПЕРВОЙ КНИГЕ ЕНОХА, «СТРАЖИ» ОТКРЫЛИ СВОИМ ЖЕНАМ НЕДОЗВОЛЕННЫЕ ТАЙНЫ, ХРАНЯЩИЕСЯ НА НЕБЕСАХ «С ТЕМ, ЧТОБЫ НАИБОЛЕЕ СВЕДУЩИЕ ИЗ СЫНОВ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ СМОГЛИ ПРИМЕНЯТЬ ИХ НА ПРАКТИКЕ». БЛАГОДАРЯ ЭТИМ ЗНАНИЯМ, ИХ ПОТОМКИ ПОЛУЧИЛИ КОЛОССАЛЬНУЮ ВЛАСТЬ НАД ПРИРОДОЙ. В ЧАСТНОСТИ, КАК УТВЕРЖДАЕТСЯ В ИУДЕЙСКИХ ТОЛКОВАНИЯХ, ОНИ УМЕЛИ «ОХВАТЫВАТЬ НЕБЕСНЫЙ СВОД, СПОСОБСТВУЯ НИЗВЕДЕНИЮ ДОЖДЕЙ».

Епископ Митрофан высказывает небезосновательное предположение, что именно эти обстоятельства во многом заложили основы того «странного состояния человеческого общества», которое в научном мире впоследствии получило определение матриархата, в рамках которого мужчины считались презренным полом[57]. Ведь именно «дочери человеческие», супруги падших ангелов и матери исполинов — держали в своих руках нити тайного знания, полученного «с небес».

Согласно Первой книге Еноха, за свои прегрешения «стражи» лишились возможности возвратиться обратно на небеса, потеряли свое бессмертие[58]. Что же касается исполинов, в Первой книге Еноха и в Книге Юбилеев говорится, что они были обречены на взаимное уничтожение: ангел Гавриил должен пойти к исполинам и заставить их уничтожить друг друга, и прибавляется: «Так, чтобы их родители смотрели» (Юб. 5, 10). “Иди к незаконным детям, и любодейцам, и к детям любодеяния и уничтожь детей любодеяния и детей стражей из среды людей; выведи их и выпусти, чтобы они сами погубили себя чрез избиения друг друга”. И Михаилу Бог сказал: “Когда все сыны их взаимно будут избивать друг друга и они увидят погибель своих любимцев, то крепко свяжи их под холмами земли на семьдесят родов до дня суда над ними и до окончания родов, пока не совершится последний суд над всею вечностью”»[59]. Уцелевшие во взаимоистребительных войнах исполины, по одной из версий, приговариваются к заточению «в глубине преисподней» (шеола), в некоторых случаях интерпретируемой в качестве подземного или подводного мира: «Рефаимы трепещут под водами, и живущие в них» (Иов 26, 5)[60].

Цивилизация нечестивцев

Хотя мы и не можем быть уверены в достоверности всех сведений, передаваемых енохической традицией, в то же время в ее контексте с учетом данных из других источников предпотопная история выстраивается в единую стройную картину — она дает возможность своего рода реконструкции состояния перед Потопом.

Крупные, существенные черты этой картины состоят в следующем:

1. Фундаментальной причиной Потопа не является перенаселение земли, хотя недостаток ресурсов действительно ощущался, но происходило это из-за алчности и неумеренности господствовавшего тогда «класса» исполинов, угнетавших остальное человечество и «пожиравшего» плоды его трудов. Предпотопной цивилизации свойственны были социальный гнет, несправедливая организация общества, унижение и попрание слабых, в том числе более слабых народов и племен. (Как мы уже отмечали в первой части, миф о перенаселении земли и о необходимости ограничения рождаемости — насаждается «сильными», то есть субъектами глобального грабежа, чтобы ввести всех в заблуждение относительно настоящей причины нужды).

2. Фундаментальной причиной потопа было «поврежденное» состояние человечества а также всей твари. Здесь допустимы и нравственная, и биологическая (генетическая) трактовки, поскольку крайняя степень нравственного беззакония неминуемо ведет и к генетическим последствиям. Нельзя исключать, что в допотопной цивилизации владели технологиями генной модификации, скрещивания видов и выведения новых гибридных существ, границы между биологическими видами нарушались, так называемый «закон лемино» (ненарушимости границ рода, породы) систематически попирался. Генетическая мутация «заражала» всю тварь, так что через какое-то время уже могло не остаться людей и животных, не подвергшихся искусственным мутациям. Важно отметить, что Ной назван не только праведным, но и непорочным. «Ной был человек праведный и непорочный» (Быт. 6, 9), что, по замечанию епископа Митрофана, «дословно подразумевает не только высокие моральные качества, но и отсутствие внутреннего физиологического изъяна — крови исполинов».

3. Конкретно порочность допотопного человечества проявлялась в том, что был широко распространен каннибализм, в том числе поедание человеческих эмбрионов и плодов, цена человеческой жизни была невысокой, войны были очень жестокими.

4. Это было время крайней сексуальной распущенности, практически ничем не ограниченной. Более всего были распространены содомия[61], инцесты и педофилия. Подробностей об этой стороне допотопной жизни сохранилось не так уж много, однако о них можно судить по косвенным признакам (Содом и Ханаан в ближневосточной культуре считались «наследниками» допотопной цивилизации).

5. Первопричина всех этих пороков, согласно мнениям авторитетов всех авраамических религий, достаточно очевидна — это гордыня, отвержение Бога, нежелание служить Ему.

Что касается Содома, то уже в самом Священном Писании и в раннехристианской традиции сложилась устойчивая ассоциация между допотопным растлением и развратом Содома и Гоморры. Параллелизм двух «мерзостей» неоднократно подчеркивается (Сирах 16, 8; 3 Маккавеев, 2, 4-5). Особенно ярко это видно в Новом Завете, в том числе в словах Самого Христа (Лук. 17, 26-30), а также в посланиях апостолов, где параллель касается и содомлян, и исполинов, и падших ангелов: «Ангелов, не сохранивших своего достоинства, но оставивших своё жилище, соблюдает в вечных узах, под мраком, на суд великого дня. Как Содом и Гоморра и окрестные города, подобно им блудодействовавшие и ходившие за иною плотью, подвергшись казни огня вечного, поставлены в пример» (Иуды 1, 6-7). «Бог ангелов согрешивших не пощадил, но, связав узами адского мрака, предал блюсти на суд для наказания; и не пощадил первого мира, но в восьми душах сохранил семейство Ноя, проповедника правды, когда навёл потоп на мир нечестивых; и города Содомские и Гоморрские, осудив на истребление, превратил в пепел, показав пример будущим нечестивцам» (2 Петра 2, 4-6).

Иными словами в богословской перспективе и в перспективе сакральной истории мы видим своеобразное экранирование и взаимное отражение нескольких этапов грехопадения: падения сатаны и последовавших за ним ангелов; падения Адама; предпотопного падения демонов и вслед за ними людей; вавилонского столпотворения; Содома и Гоморры; Ханаана; как увидим в дальнейшем, контринициатических организаций, направляющих новейшие тенденции духовной деградации и ожидающих приближающейся катастрофы как высшего блага и финала истории («новая Атлантида»). Между всеми этими фазами духовного вырождения, некоторые из которых были радикально прерваны (Потоп, сожжение Содома и Гоморры), существует внутренняя связь, родство и преемство.

Атлантида не отпускает

Многие исследователи и историки связывают мифологию Вселенского Потопа с гибелью Атлантиды, причем, что достойно внимания, оценки этих катастроф в хронологическом плане оказываются весьма близкими. Если предположить, что в этих двух мифах отразилось одно и то же событие, то сведения об Атлантиде способны пролить дополнительный свет на вопрос о предпотопном состоянии человечества.

Поскольку Атлантида была весьма могущественной цивилизацией, присутствовавшей так или иначе во всей тогдашней ойкумене, торговавшей и воевавшей на больших расстояниях от своей метрополии, она наложила отпечаток на всю человеческую культуру до катастрофы. Мы считаем, что отождествление цивилизации исполинов, из которой вышел Ной, с Атлантидой вполне правомерно — во всяком случае, это хронологически и культурологически близкие явления. Атлантида была черномагической цивилизацией, пытавшейся воздействовать на некие «полуматериальные», «душевные», «психические» энергии живых существ. Но важно еще и другое. Именно под именем Атлантиды новоевропейский проект в лице его тайных обществ воспринял многие идеи и «ценности», восходящие к допотопным временам. В то же время двойственность библейского сказания об исполинах и упоминания об Атлантиде у Платона и других авторов позволяла избегать критики со стороны Церкви. То есть Атлантида в глазах масонов и розенкрейцеров одновременно отождествлялась и не отождествлялась с миром предпотопных нечестивцев — в зависимости от того, что в данном случае было выгоднее подчеркнуть. Но сами они в это тождество верили и из него исходили.

В этом смысле обращает на себя внимание идеализация успехов предпотопного человечества у Френсиса Бэкона, который, как известно, был одним из самых влиятельных деятелей «розенкрейцерского просвещения». Основы новоевропейской науки закладывались им и были изложены в утопической форме в произведении с красноречивым названием «Новая Атлантида». В этом произведении Бэкон утверждал, что люди по своей природе склонны скорее враждовать между собой, чем сотрудничать — однако есть общее дело, своего рода общий «крестовый поход», который способен сплотить людей в некое единство социальной и целенаправленной деятельности — это искусственное социальное существо он называл «Левиафаном». Левиафан объединяет людей в силу того, что они соглашаются сообща вести войну с природой, чтобы покорить ее — причем Бэкон в качестве образа такой войны приводит колониальные завоевания, а господство над природой уподобляет господству колонизаторов над чужими народами. Именно на такой подкладке создается Бэконом его проект новой системы научного знания и технологического могущества[62]. Устами одного из персонажей Бэкон также говорит о том, что законы Бенсалема (государства ученых, правящего Новой Атлантидой) происходят от тайных законов, начертанных в каббале.

Можно предположить, что одним из символов атлантической пирамиды, ныне украшающей доллар США, является господство немногочисленных верхов над многочисленными низами. По всей вероятности, для «продвинутых» элитариев Запада, обладающих искусством «магии капитала», возрождение Атлантиды является «святым делом». Оно призвано усилить глобальный капитализм энергиями этого тёмно-магического символизма.

Несмотря на то что допотопная цивилизация погрузилась в пучины океана, тем не менее, на следующем историческом витке она вновь воспроизводит себя. Генотип этой цивилизации не исчез, он возрождается. Атлантида «не отпускает», оставаясь невидимым генератором процессов разрушения человека, выдаваемых за прогресс. И что знаменательно, Атлантика фигурирует в центре событий даже чисто географически, хотя мы и не можем быть уверены, что действительный центр цивилизации атлантов находился в Атлантическом океане (на сей счет существует большое число различных версий). Но, в сущности, для нас это не так уж и важно — ведь понятие «Атлантика» в данном случае приобрело не историческое, а символическое значение.

Именно в Западной Европе, омываемой морями атлантического бассейна, сосредоточился центр цивилизации Нового Потопа, наследницы Атлантиды. Именно западноевропейская аристократия (так называемая «черная аристократия») стояла в авангарде дехристианизации Европы, достигшей на данный момент уже подавляющих масштабов и доминирующей над консервативно-христианскими силами в обществе[63]. В течение многих веков представители этой аристократии втайне от Церкви поддерживали внутреннее представление о происхождении их родов от полубогов, т.е. «существ, передавших своим потомкам обожествленную кровь и вместе с ней ритуалы, т.е. определенные операции»[64].

Известный метафизик и выдающийся мыслитель европейского традиционализма Рене Генон отмечал, что так называемая контринициация («тайна беззакония» в Новом Завете, «святые сатаны» в исламской традиции) связана с извращением «какой-то из древних цивилизаций, принадлежащих к тому или иному из исчезнувших во время катаклизмов континентов». Далее Генон отсылает читателя к той же самой шестой главе Книги Бытия, которая, по его словам, содержит «некоторые указания, относящиеся к этим отдаленным истокам “контринициации”», и прежде всего символизм «падения ангелов», «поскольку то, о чем там идет речь, имеет действительно соответствие в человеческом порядке; кроме того, можно говорить в этом отношении о “сатанизме” в самом прямом и буквальном смысле слова»[65]. В нашей работе не место слишком подробно останавливаться на конкретных механизмах передачи этого таинственного «антипосвящения» через века и эпохи. Здесь мы вновь отсылаем к докладу А. Комогорцева.

Для нас же важно указать, что в плане духовной и интеллектуальной традиции допотопная цивилизация прямо и непосредственно воспринимается как предшественница не только в ряде гностических сект, действующих по принципу «переворачивания» черного и белого[66], но и в главных западноевропейских эзотерических практиках, прежде всего — в масонстве.

Выдающийся русский мыслитель и знаток контринициатических практик Л.А. Тихомиров подчеркивает, что власть мистической аристократии превосходит власть родовой аристократии, поскольку она оперирует мифом о необоримой личной силе, дающей ей власть над душами людей и не только. Оговорив предварительно крайнюю скудность достоверной информации о «высших организациях масонства», Тихомиров, тем не менее, осторожно озвучивает принципиально важную мысль: тайная власть высших степеней в масонстве объясняется тем, что прием в них производится на основании того, насколько у человека обнаружены и подтверждены его «оккультные» способности[67].

ПРЯМАЯ, ТАК СКАЗАТЬ, ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ С АТЛАНТИДОЙ (ДОПОТОПНОЙ «МЕРЗОСТЬЮ») ОТЧЕТЛИВО ВЫРАЖЕНА В КРАЕУГОЛЬНОЙ ЛЕГЕНДЕ МАСОНСТВА ОБ АДОНИРАМЕ (КАМЕНЩИКЕ ХИРАМЕ, АРХИТЕКТОРЕ И НАЧАЛЬНИКЕ СТРОИТЕЛЬСТВА ПЕРВОГО ИЕРУСАЛИМСКОГО ХРАМА). ОН — СЫН ОВДОВЕВШЕЙ ЖЕНЩИНЫ ИЗ РОДА НЕФИЛИМОВ. ПАМЯТУЯ ОБ ЭТОМ, МАСОНЫ ИМЕНУЮТ СЕБЯ «ДЕТИ ВДОВЫ», ТО ЕСТЬ ДЕТИ МАТЕРИ АДОНИРАМА (ВЕСЬМА СИМПТОМАТИЧНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ).

Сам греческий термин «meson» (в русском переводе Л.Ю. Лукомского — «пророчествующий» или медиум высшего порядка, теург), как буквальный эквивалент греческого medium, фактически был введен философом-неоплатоником IV века Ямвлихом в труде «О египетских мистериях». В указанном контексте, теургия является медиумизмом высшего порядка или состоянием одержимости разумной сущностью, отличной от той, что изначально находится в теле «хозяина». Отсюда становится очевидно, что древнегреческий термин meson (масон) обозначает человека, одержимого сущностью иного порядка, которая является настоящим источником его «оккультных» способностей[68].

Прямая, так сказать, генеалогическая связь с Атлантидой (допотопной «мерзостью») отчетливо выражена в краеугольной легенде масонства об Адонираме (каменщике Хираме, архитекторе и начальнике строительства первого Иерусалимского храма). Он — сын овдовевшей женщины из рода нефилимов[69]. Памятуя об этом, масоны именуют себя «дети вдовы», то есть дети матери Адонирама (весьма симптоматичное утверждение). Вместе с Адонирамом и сам символизм храма Соломона впоследствии займет важное место в обрядовом символизме масонских лож. Таким образом, тайные общества Запада базируются на конститутивной безотцовщине, они — дети вдовы, они — наследники тех, кто был уничтожен «злым демиургом». Таким образом, в самом фундаменте масонской легенды заложены апелляция к болезненному нарциссизму, социопатии, комплексу жизни во враждебном окружении и в то же время пародия на Христа. Неоднозначность Первого храма усугубляется не только участием в его строительстве потомка людей Потопа из рода нефилимов, но еще и тем немаловажным обстоятельством, что еще при жизни царя Соломона в Иерусалиме начинается отправление культа Астарты, аналога Кибелы, или Великой темной Матери. В христианской эсхатологической традиции эта неоднозначность окончательно снимается, и грядущее восстановление Иерусалимского храма прямо связывается с явлением Антихриста.

Историческими предтечами масонских и парамасонских структур являлись неформальные академии неоплатоников и натурфилософов, возникшие в XV веке в нескольких городах Италии (Флоренция, Рим, Неаполь). С деятельностью наиболее известной из них — Платоновской академии в Кареджи под руководством итальянского философа Марсилио Фичино — историки связывают возникновение Высокого Возрождения, открытие Америки и рождение современной науки. Невзирая на огромное значение, которое члены академии придавали Платону и неоплатоникам, ядро их настоящей доктрины складывалась вокруг текстов т.н. Герметического корпуса, представляющих собой изречения египетского жреца Гермеса Трисмегиста, отождествлявшегося с «одним из Царей и Учителей первичной эпохи, который дал людям принципы высшей цивилизации»[70]. По мнению Рене Генона, именно Древний Египет, наряду с Халдеей (Вавилонией) и Кельтидой являлся одним из важнейших посредствующих звеньев передачи допотопной (атлантической) традиции[71].

Именно через Платоновскую академию Фичино, ставшую интеллектуальной «точкой сборки» современной европейской цивилизации, осуществлялось влияние идей гностического мистицизма, оккультизма и герметизма на будущих архитекторов эпохи Просвещения и создателей западной научной традиции. Тесную связь с учением Гермеса Трисмегиста обнаруживает целая плеяда родоначальников науки Нового времени, таких как Исаак Ньютон, Джероламо Кардано, Тихо Браге, Иоганн Кеплер, Николай Коперник, Роберт Бойль, Френсис Бэкон и другие[72].

Периодически всплывающая в современном медийном пространстве информация о практикующихся в такого рода закрытых сообществах ритуалах с элементами сатанизма, гомосексуализма, каннибализма, зоофилии, педофилии и прочих извращений[73] может на деле отвлекать внимание публики, охочей до конспирологической «клубнички», от куда более серьезной подоплеке, восходящей в своей основе к допотопным мистериальным практикам. В той или иной степени, к такого рода секретным методикам восходят распространенные в разных культурах ритуальные вампиризм, сперматофагия, каннибализм, а также операции с человеческим прахом и семенем, некромантия, и самые чудовищные формы неоспиритуализма (контакта с духовными сущностями).

Проклятие Ханаана

В качестве символа завета Бога с Ноем была установлена радуга в облаках. Это был завет Творца с «непорочным» человеком. И сыновья его, в т.ч. и Хам, также были «непорочны». Однако, отмечает епископ Митрофан, мы не знаем, была ли при этом «чиста» и свободна от этой «поврежденной генетики» жена Хама — поскольку сын их Ханаан, по всей видимости, «свидетельствует о явном повреждении»[74].

Содомские наклонности и быстрое ниспадение к Содому были ничем иным как родимым пятном допотопного растления. Известный эпизод с поруганием Ноя представляет собой явное доказательство такого положения дел. И только в XX веке распоясавшееся от безнаказанности сообщество содомитов посмело взять в качестве своего символа ту самую радугу, которую как знамение завета с «непорочными» Бог положил в облаке. Присвоение радуги со стороны ЛГБТ, то есть нынешних «людей потопа», представляет собой не что иное, как хамскую, ханаанову насмешку над Ноем и его потомками, а также над долготерпением Творца. Ведь Радуга была дана как обет, что потопа больше не будет. Эту дерзость извращенцы придумали не сами — здесь явно прослеживается игра контринициатических, богоборческих сил.

Страна Ханаана (она же Финикия) была во многих отношениях наследницей древней Атлантиды. Историки указывают на ее генетические корни в Крито-минойской цивилизации, которую нередко отождествляют с Атлантидой. Это была морская и торговая цивилизация, с большим числом колоний, ставшая средоточием богатства и древнего типа «капитализма». В ней процветал культ Великой Матери и роль жрецов исполняли женщины. По данным археолога профессора Уоррена, исследовавшего человеческие останки в критском Кноссе, там имели место ритуальные жертвоприношения детей — причем, по всей видимости, детей убивали, готовили и съедали вместе с животными во время празднеств, связанных с отправлением некоего религиозного культа[75].

Н. Геда в материале «Зазеркалье: мужское и женское на Ближнем Востоке» характеризует Ханаан в качестве «протокапиталистической» страны. Ханаан был страной дельцов, чем-то напоминающих тип свободного предпринимателя с замашками самого настоящего капиталиста с Уолл-Стрит или Манхеттена. В торговых городах-государствах Иерихоне, Эбле, Угарите, Тире, Сидоне создавались невероятные как по тогдашним, так и по нынешним меркам состояния. Финикийские купцы, конечно, зарабатывали отнюдь не только на посреднических операциях — на своих легких и маневренных кораблях они достигали самых отдаленных уголков Европы. Были финикийцы и в Индии, доплывали они и до Америки — и вполне возможно, что некоторые характерные особенности месоамериканских цивилизаций ацтеков и майя возникли не без влияния ханаанской культуры[76].

Но особое значение в нашем контексте имеет религия Ханаана, бескомпромиссно обличаемая пророками древнего Израиля. «Кроме неимоверной жестокости (Ваал особо “любил” новорожденных детей, которых жрецы медленно сжигали в дар богу), служение этим богам отличалось дикой безнравственностью, по сравнению с которой бледнели грехи Содома. Принося в жертву своих детей, хананеи одновременно с этим предавались диким оргиям, в которых принимало участие все население, независимо от возраста»[77]. Именно на примере Ханаанской цивилизации с особой ясностью можно судить об обычаях и нравах, царивших в среде предпотопного человечества, а также получить представление о ближайших перспективах современной западной цивилизации.

Археологические свидетельства и тексты архивов погибших ханаанских городов, особенно Угарита и Эблы, красноречиво свидетельствуют об образе мыслей ее обитателей и позволяют называть Ханаан страной победившего матриархата. Верховная власть в пантеоне принадлежала богине-матери Астарте (Ашере, Асират), одновременно дочери и жене Эла, которая считалась при этом богиней неба, солнца и луны. Данный культ сакрализовал всю и всякую сексуальную жизнь, которая считалась источником плодородия. Ханаан был страной прагматиков, страной брачного контракта, легкого развода, отсутствия супружеских измен и супружеской верности, поскольку любые сексуальные отношения были посвящены Великой Богине. Также Ханаан был страной храмовой проституции, приносившей немалые поступления в бюджет и на общественные нужды, поскольку хананеянки считали за доблесть служить таким образом Астарте, а их города располагались на караванных путях и были полны гостей. Ханаан являлся страной материнского права (то есть дети принадлежат матери), и при этом поражающих воображение масштабов детских жертвоприношений. В жертву богам приносились в основном 8-дневные младенцы — и это исключает предположение, что в «тофетах» сжигались мертворожденные или рано умершие дети.

Женщина-мать в условиях матриархата сама решала, кого и сколько из своих детей оставить жить, — и это была своего рода «эффективная регуляция» демографии, которой могли бы позавидовать нынешние фонды по сдерживанию народонаселения. Повод для жертвоприношения чаще всего также был прагматическим. Древние писатели (Клитарх, Плутарх, Полибий) доказательно изложили эту практику. А Диодор Сицилийский описал конкретный случай массового детоубийства: когда армия тирана Сиракуз Агафокла подошла к стенам Карфагена, жители города, решив, что это связано с гневом божества, сожгли одномоментно более пятисот своих детей, из которых двести — сыновья знатных семейств — были определены властями, и не менее трехсот было пожертвовано добровольно.

Геда приходит к закономерному выводу о том, что действие материнского права на жизнь ребенка неизбежным образом порождает общество, существующее по принципу «или ты, или я»: «Между ханаанскими обычаями сакрального умерщвления новорожденных и современным медикаментозным умерщвлением нерожденных младенцев по факту нет никакой разницы — и в том, и в другом случае в основе лежит неотъемлемое право женщины самой распоряжаться плодом своего чрева, в зависимости от тех или иных жизненных обстоятельств. Как это ни обидно для нашего просвещенного общества — тем не менее, в данной области мы сейчас столкнулись с реинкарнацией одного из самых архаичных и антигуманных представлений. И, разумеется, оно возродилось в паре с либерализацией сексуальной сферы — поскольку одно без другого не живет, это система. Ведь все возражения, которые феминистическое сообщество посылает в ответ противникам абортов, как правило, сводятся к одному и тому же: невозможно вырастить всех детей, зачатых при всех многочисленных сексуальных связях, которые неизбежны в современном обществе — мужчины сексуальные партнеры никогда не возьмут на себя обязанность по обеспечению всех этих детей. При всей якобы разумности этого возражения непонятным остается одно — а что, собственно, мешает женщинам сократить количество сексуальных связей? Однако ни одного рационального ответа на этот вопрос получить невозможно — только бурю возмущения от посягательства на самое святое — право женщины вступать в такое количество сексуальных связей, какое она пожелает. Между тем история свидетельствует — общества, основанные на системе таких вот женских прав, обречены на гибель. История Ханаана — яркое тому свидетельство. От этого народа не осталось ничего, кроме занесенных песком курганов. Остается лишь надеяться на то, что наше с вами общество не кончит таким же печальным образом»[78]. Это весьма глубокая мысль исследовательницы, которая подтверждает, что люди Потопа, что бы они ни мнили о себе, обречены. Однако, вместе с людьми Потопа в бедствиях, эпидемиях и войнах гибнет и немало невинных людей.

Лев Тихомиров в работе «Религиозно-философские основы истории» напоминает, как перед вступлением в Землю Обетованную Моисей «с грозными заклятиями» говорил Израилю: «Не за праведность твою и не за правоту сердца твоего идешь ты наследовать землю их; но за нечестие народов сих Господь Бог изгоняет их от лица твоего» (Втор. 9, 5). Категорическое указание Божие о поголовном истреблении всех жителей поясняется во Второзаконии тем, что эти народы «сыновей и дочерей своих сожигают на огне богам своим». Позднее «Книга Премудрости» объясняла, что народы Земли Обетованной совершали волхвования и нечестивые жертвоприношения и были «безжалостными убийцами детей и на жертвенных пирах пожирали внутренности человеческой плоти и крови в тайных собраниях» (Прем. 12, 3-6). Как и в случае с допотопными «издревле славными» героями-исполинами, заражавшимися от непосредственного контакта с хтонической стихией ее «скверной», Израиль в конечном итоге неумолимо попадает под тлетворное влияние кровавых ханаанских культов. Тихомиров пишет: «В одной части Израиля жило омерзение перед всеми такими злодействами, в другой же части являлось страшное увлечение кровавым развратом»[79].

Однако можно предполагать, что та же самая зараза поражала и многие другие культуры в более древние времена. Припоминая «бесконечность человеческих жертв в древней Мексике», Дмитрий Мережковский в книге «Атлантида — Европа: Тайна Запада» высказывает предположение, что «царство майя-тольтеков, краснокожих людей Запада» и земли «“краснокожих” Востока — сначала керетимов-критян, а потом финикийцев (phoinix, “красных”), на Тиро-Сидонском побережье Ханаана и Пуническом — Северной Африки» являлись колониями Атлантиды — «рухнувшего моста через Атлантику». Далее Мережковский сопоставляет эти события с Первой мировой войной в XX веке и проницательно указывает на связь этой кровожадности с развратом, в том числе содомским[80].

Содомия до и после Содома

Мережковский следующим образом формулирует «квинтэссенцию» и, возможно, главный грех допотопной цивилизации: «“вытравлять плод и воевать — ковать мечи и копья, щиты и брони”. Убивать и не рождать — это главное, и все остальное сводится к этому. <…> Первые, по Книге Еноха, научились воевать не мужчины, а женщины, или точнее, мужеженщины, “амазонки”, — “плоть, извратившая путь свой на земле”, — женская половина Содома. <…> Догмат двуполости брачной, завет Адаму: “будут два одной плотью”, так же как завет Аврааму: “умножая, умножу семя твое, как звезды небесные”, — оба эти завета суть крайний антипод Содома, ибо в Содоме никто никогда не рождается, a oт Авраамова семени родится Сын Божий, Спаситель мира»[81]. «Род человеческий Содомом прекращается»[82] — не в этом ли состоит конечный замысел и дух предпотопной цивилизации?

Ханаанский культ Астарты был чрезвычайно склонен к порочному сладострастию во всех его видах, в том числе к тому, что теперь принято называть ЛГБТ. Показательно замечание доктора экономических наук М.Г. Делягина, констатирующего, что на Западе гомосексуализм становится «одним из ключевых инструментов формирования новой глобальной управляющей элиты, идущей на смену традиционным»[83]. В этом нет ничего удивительного, если вспомнить, что даже внутри закрытых сообществ гомосексуалисты составляют отдельную, наиболее сплоченную «элитную» группу.

С.Е. Юрьев в весьма неполиткорректной монографии «Гомосексуализм глазами контрразведки»[84], написанной по материалам его многолетней службы и контактов с осведомителями из среды сексуальных меньшинств, констатирует, что регулярные гомосексуальные акты приводят к необратимым психофизиологическим изменениям в работе мозга, влекущим за собой изменения восприятия окружающей действительности, сознания, мышления, речи и мировоззрения. Указанные изменения приводят к формированию практически непреодолимого психофизиологического барьера между гомосексуалистами и остальными членами социума.

Информаторы из этой среды сообщают, что у гомосексуалистов имеется «своя, единая идеология» и автономная система ценностей, основанная на принципах сплоченности, взаимной защиты, поддержки «своих», и особом культе «избранности и отчужденности»: гомосексуалисты считают себя более совершенными, возвышенными и утонченными существами, отличающимися от прочих «нормальных» людей. Наряду с чрезвычайной конспиративностью гомосексуалистам свойственно своего рода гностическое неприятие остального человеческого общества, враждебность и презрение к нему, на организационном плане способствующее образованию устойчивых закрытых групп, формирующих собственное «государство в государстве».

Из других немаловажных деталей реальной практики гомосексуализма, указанных Юрьевым, назовем такие как: чрезвычайную склонность их к суицидам (в сотни раз большую, чем у гетеросексуалов), патологическую трусость, свой способ «размножения»: «путём растления, развращения и превращения наших сыновей из обычных людей в гомосексуалистов. Это — самая большая тайна гомосексуалистов»[85]. Наконец, и это представляет особенную важность для нашей темы, — став гомосексуалистом, человек теряет чувство своей собственной национальной идентичности, своей расы и религии: все эти идентичности вытесняются идентичностью Содома.

Элитные лоббистские гомосексуальные группы и сообщества пользуются чрезвычайной влиятельностью, как на Западе, так и во многих странах третьего мира. Такие группы оказывали и продолжают оказывать нарастающее влияние на общественно-политические, экономические и культурные процессы, что делает их чрезвычайно притягательным объектом «контринициатических» влияний.

СОДОМИЯ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ТОЙ ТЕМОЙ, О КОТОРОЙ ЛЮДЯМ КОВЧЕГА СЛЕДУЕТ СТЫДЛИВО И «ЦЕЛОМУДРЕННО» МОЛЧАТЬ. МЫ ВСТУПИЛИ В ЭПОХУ ТАКОГО РАСТЛЕНИЯ И РАЗЛОЖЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ЧТО, ТОЛЬКО ВОЗВЫШАЯ СВОЙ ГОЛОС И УТВЕРЖДАЯ СВОЮ ПРАВДУ, МОЖНО СПАСТИ БУДУЩИЕ ПОКОЛЕНИЯ ОТ ТЛЕТВОРНОЙ ЗАРАЗЫ ВНУТРЕННЕГО ПОТОПА.

В британской системе элитного образования гомосексуализм использовался как элемент создания и воспроизводства монолитного социального слоя, непреодолимо отделенного от остального общества. М.Г. Делягин констатирует, что в британских частных школах для мальчиков гомосексуализм и педофилия (со стороны преподавателей) получили самое широкое распространение: «Помимо использования гомосексуальности как инструмента формирования обособленной от общества и жестокой элиты, живущей по своим собственным правилам, принципиально важным было и то, что до 1967 года гомосексуализм в Британии являлся уголовным преступлением. Соответственно элитарных носителей этой ориентации дополнительно сплачивало сознание общей преступности, страх перед весьма суровым наказанием и, главное, ощущение своей сверхчеловечности, т.е. способности и права пренебрегать общепринятыми нормами, включая мораль и закон»[86].

В этом смысле нужно внимательно отнестись к сведениям о том, что в рамках определенных родов, обладавших наиболее высокими степенями посвящения, а также в некоторых сектах «контринициатического» толка на самых высоких ступенях посвящения инициация передавалась не посредством кровного договора от самого старого представителя семьи самому юному или от мастера любимому ученику, но через семя учителя или старейшего члена семейства, которое предлагается тому, кто должен быть инициирован. Передача эта происходит через буквальное поглощение спермы учителя обычно посредством анального либо орального акта. Такая передача считается истинным и действенным способом, которым когда-то воспользовались падшие ангелы библейских времен, дабы передать людям магические знания[87].

Так или иначе, исходя из этих данных нельзя провести какой-то однозначный водораздел между гомосексуализмом и гомосексуальной педофилией — во всяком случае, это справедливо для элитарной части содомитского сообщества. Надо признать, что в целом на Западе легализация педофилии встретила гораздо более сильное сопротивление. После эпохи сексуальной революции у педофилов были большие надежды, что скоро и они сумеют вслед за ЛГБТ добиться полного признания и защиты законом. Но этого не произошло, по всей видимости, во избежание необратимого социального раскола в обществах, где консервативная часть хотя и пассивна, но составляет все же реальное большинство граждан[88]. В мире есть несколько островков относительного «рая для педофилов», в первую очередь это Таиланд, где детская проституция широко распространена, в меньшей степени Филиппины и Бразилия.

О системном распространении педофилии среди элитариев свидетельствуют целый ряд судебных процессов — из которых на слуху сейчас дело Д. Эпштейна, члена совета Фонда Рокфеллера, член Совета по международным отношениям и Трёхсторонней комиссии. Эпштейн поставлял детишек для разврата многим влиятельным лицам и членам закрытых клубов, среди которых называют имена Билла Клинтона, Эхуда Барака, Вуди Аллена, принца Эндрю и многих других[89], одновременно общаясь с ведущими концептуалистами «теории хаоса» и для какой-то неизвестной нам цели создавая базу данных ДНК. В августе 2019 г. Эпштейн был найден мертвым в тюремной камере, будучи арестован по обвинению в торговле несовершеннолетними. Его смерть положила конец распутыванию педофильских ниточек, тянущихся к очень многим «звездам» глобальной элиты.

Всемирная организация здравоохранения в 1990 году заявила, что более не считает гомосексуализм психическим расстройством. Однако и до сих пор большинство психиатров в закрытых опросах придерживаются другой точки зрения.

Содомия не является той темой, о которой людям Ковчега следует стыдливо и «целомудренно» молчать. Мы вступили в эпоху такого растления и разложения человечества, что, только возвышая свой голос и утверждая свою правду, можно спасти будущие поколения от тлетворной заразы внутреннего Потопа. Дискурс политкорректности и прав человека, невмешательства в частную жизнь, реализации свободы выбора личности мог бы быть принят только при одном условии — если бы это была справедливая и честная игра, по единым правилам. Но эта игра ведется по двойным стандартам и навязывается со стороны закрытых и «эзотерических» групп большому наивному обществу, которое ранее, до середины XX века, руководствовалось традиционным чувством нормального и ненормального, прекрасного и безобразного и испытывало омерзение по отношению к извращенцам. Теперь его пытаются запугать и перевоспитать, запрограммировать на немыслимые ранее пределы терпимости, опираясь на нежелание и неспособность видеть скрытую суть вещей. Введение в общий оборот понятия «гендер» призвано заменить (а в некоторых странах уже заменило) понятие «пол», из этого следует как дальнейший шаг уголовное преследование лиц, разжигающих ненависть по признакам «пола» (уже не «пола», а «гендера», то есть, грубо говоря, любого вида извращений). Запугивание гетеросексуальных людей идет рука об руку с активной обработкой их детей в школах, так что нормальность и равноценность всех «гендеров» становится сакрализованной нормой, с помощью которой вызывается откровенная ненависть и общественный гнев против сексистов и гомофобов.

На наш взгляд, сама по себе принадлежность человека к ЛГБТ и педофилии, независимо от того, как человек попал в их число, является прямым и неопровержимым признаком людей Потопа, исключений здесь быть не может, хотя теоретически и можно представить себе случаи покаяния[90].

В то же время недооценивать традиционное сознание не стоит — интуитивно наши предки улавливали в содомском грехе не просто нечто чуждое и отвратительное, но и враждебное, подрывное, отменяющее ценности и святыни традиции, взламывающее устои. Сегодня в цивилизации Ковчега наступает время перевести это интуитивное сознание в прямое и непосредственное знание, которым должны быть вооружены на Ковчеге и дети, и подростки. Если удастся избежать опасности Потопа и свести его угрозы к минимуму — тогда при ином уровне опасности можно будет вернуться к модели непосредственного целомудрия как простого незнания и неспособности помыслить о глубинах так называемой «трансгрессии», изощренного греха. Сегодня же такое естественное целомудрие, которое было общераспространенным еще в поколениях наших родителей и дедушек, означает незащищенность и невооруженность против врага-растлителя.

🔥158 просмотров
Страницы ( 5 из 15 ): « Предыдущая1 ... 34 5 67 ... 15Следующая »

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.