РУССКИЙ КОВЧЕГ. АЛЬТЕРНАТИВНАЯ СТРАТЕГИЯ МИРОВОГО РАЗВИТИЯ

Вводное слово. Ковчег Русской Мечты

Мы вновь видим приближение Потопа. Уже не того, библейского, обновившего древнюю землю, но потопа невидимого, ментального, потопа информации, образов, мысленного хаоса, растления, который изнутри самого человечества грозит затопить последний живой клочок его сердца, растворить его жизненные смыслы…

Вероятно, не все еще потеряно для нас. Сакральный символ Ковчега является наиболее адекватным для обозначения альтернативного цивилизационного проекта, разворота человечества или хотя бы его части на спасительный курс. Тем более что этот проект изначально имеет своей целью не только физическое выживание, но и спасение сакральных оснований жизни.

Таким Ковчегом может стать Россия. Конечно, не Россия в ее нынешнем состоянии. Но Россия в ее потенциалах, Россия извечная, та, которая выстрадала в своей истории бесценный опыт светлого оптимизма и здравого смысла, ждущий теперь извлечения из тайников народной премудрости.

Эти мысли, так же как и само название нашего проекта, не означают, что Ковчег может быть только русским и что только из России следует ждать спасительную весть. Другие культуры и цивилизации вполне могут участвовать в «конкурсе» на идеологию выживания человечества. Россия как таковая сама по себе еще не Ковчег, но его возможность. Мы утверждаем: сегодня нужны как никогда люди Ковчега. И в своей работе мы постараемся объяснить, в чем принципиальная разница между доминирующей ныне Цивилизацией Потопа и вполне достижимой, мерцающей в будущем Цивилизацией Ковчега.

Библейское сказание о Потопе сообщает о появлении особой породы существ — исполинов. Это слово производно от еврейского «нефилим», корень которого обозначал буквально «заставить падать, соблазнять, развращать». Это были, согласно преданиям, люди с выдающимися физическими возможностями, но попирающие божественные установления, предававшиеся невиданному разврату. Обладая особыми способностями, силой и невероятной гордыней, они стали угнетать всех остальных. Говоря современным языком, сложилась система неравенства не только социального, но и антропологического, и биологического.

К этой же черте выведения породы «исполинов» подошел и современный мир. Новые биотехнологии, исследования, связанные с геномом, уже позволяют ставить вопрос о целевом улучшении возможностей организма человека, радикальном увеличении продолжительности жизни. Однако, в условиях капитализма — это удел не для всех. Итогом было бы разделение всего человечества, фактически — распад единства человеческого вида. Учитывая особую развращенность именно того сегмента общества, где имеются деньги под улучшение человеческой породы, по сути, может дословно повториться история с библейскими исполинами.

Западная цивилизация в последние 500 лет и без генетического вмешательства в природу человека вела себя таким образом, что все более и более напоминала собой цивилизацию времен Потопа: попирая другие народы и культуры, стремительно насаждая вседозволенность, поставив магию денег и информации выше человека… Мировые экономические кризисы в XX веке уместно рассматривать как результат гордыни узкого сообщества, присвоившего себе право диктовать всем странам мира как экономическую политику, так и нормы общественной жизни.

Ненасытность, безумная алчность, расточительство, неспособность остановить свою страсть к экспансии связаны с самой сущностью глобального капитализма. Аксиома о необходимости постоянного экономического роста родилась из жажды процентного капитала получать стабильно возрастающий доход по кредитам и инвестициям. Иными словами, мотивация безудержного потребления, ставшая бичом современного мира, навязана идеологией ростовщичества. Стратегия «роста ради самого роста» является основной причиной глобальных экономических кризисов и необратимых тенденций социальной и духовной деградации.

Западные закрытые институты и сообщества исходят из модели «фаустовского человека» и «Новой Атлантиды» Бэкона, — планов, которые в значительной мере уже воплощены в жизнь. Однако внутренняя ущербность логики покорителей природы становится все более очевидной — и на самом Западе на нее реагирует часть элит, создавая всевозможные стратегии «зеленой реформации», «опрощения», остановки индустриального развития и т.д. Но и сами эти стратегии, будучи реакцией на дурную логику развития, носят извращенный и неполноценный характер. Теория экологической катастрофы вводится в массовое сознание как суррогат Страшного Суда — расплаты за грехи человеческие не по отношению к другим людям, а по отношению к дикой природе. Такая манипуляция эсхатологическими смыслами более предосудительна, чем игра в обычную «политику», поскольку она эксплуатирует чистые альтруистические мотивы человека — мотивы заботы о братьях меньших. И здесь Запад верен себе, своему «исполинскому» насильственному характеру — теперь он принуждает все другие цивилизации, им же соблазненные ранее встать на путь безграничного роста, отказываться от роста.

Ни в технократизме, ни в экологическом апокалиптизме нет спасения от Потопа. Мы же, принадлежащие к другой самостоятельной цивилизации, не обязаны выбирать между заботливо подсунутыми нам двумя видами зла. Мы вырабатываем и выбираем иной, альтернативный путь развития, чуждый глобализму. Проект Ковчега строится вокруг идеи преодоления мутагенной катастрофы и угрозы расчеловечивания, обеспечения духовной безопасности России. Но защищая свою цивилизацию, тем самым мы делаем мировое дело, утверждаем мировую альтернативу.

Доктрина Русского Ковчега базируется на следующих принципах:

– Россия представляет собой самостоятельную цивилизацию с собственным ценностным стержнем. Даже эпохи глубоких кризисов, Смутных времен не отменяют этого принципа. В проекте Русского ковчега наш духовный и цивилизационный суверенитет должен стать осязаемым, раскрыться для всех людей доброй воли. Важно также отметить, что Русский Ковчег, уже проявивший себя как историческая реальность, является формой не только и не столько русского государства, сколько Русского мира, то есть широкого и открытого для других народов цивилизационного образования. Русская цивилизация, Русский мир шире рамок Российской Федерации и даже того, что называют «исторической Россией».

– Сам факт, что идея Ковчега провозглашается с позиций и от имени суверенной цивилизации выводит ее в разряд идей, которые должны быть востребованы на соответствующем уровне: то есть иными цивилизациями. В лице идеологии Ноева Ковчега наша цивилизация обретает осмысленную программу взаимодействия с другими державами, народами и религиозными традициями в критической ситуации начала XXI века.

– Из этого следует еще один принцип: решительный разрыв с навязываемой в глобальном мире рамкой мнимой «общечеловеческой цивилизации», где по умолчанию как безальтернативные приняты нормы и догмы трансатлантического проекта с его криптоколониальной закваской. Этот принцип позволяет освободиться от нигилистических трендов Цивилизации Потопа, которые связаны с разрушением человека и человечества, с разрушением традиционных культур и традиционных ценностей. (Заметим в скобках, что отрицание тренда Цивилизации Потопа не означает антагонизма со всеми людьми западной цивилизации — там есть и люди Потопа, и люди Ковчега; точно так же как и у нас люди Потопа приобрели немалый вес; однако генератором этот типа людей является Запад.)

– Четвертый принцип, который проистекает из трех предыдущих, — это инициатива России в деле формулирования альтернативного набора ценностей, разделяемых всеми культурами, которые намерены сообща жить на земле дальше; а также в деле выработки соответствующей стратегии развития. Мы должны ясно начертать свойства Человека Ковчега в противоположность свойствам Человека Потопа — чтобы люди и сообщества смогли сделать свой осознанный выбор.

– Наконец пятый принцип Ковчега: он не претендует на монополию, открыт многополюсному миру с принципиально разными доктринами развития. Ковчеги могут строиться и на других основаниях, главное, чтобы были те, кто их строит. Гораздо страшнее — если на этот путь не вступит никто, а все человечество покорно согласится с ролью дружно шагающих к гибели «людей Потопа». В известном смысле предназначение Ковчега и состоит в том, чтобы дать возможность разным типам и векторам развития продолжить свой путь на земле, а не быть пожертвованными в пользу единого, безальтернативного пути. Необратим и безальтернативен лишь путь к гибели. Тем самым мы отрицаем модель транснациональной глобализации на базе западного проекта как единственно верного и единственно возможного пути. Пока мы живем, мыслим и выбираем — альтернатива всегда есть.

Именно Россия имеет все возможности сыграть в наступающей эпохе центральную роль в формировании нового блока стран, гасящих геополитическую конфронтацию, которая способна привести к широкомасштабному военному конфликту. При этом такой союз реально противостоял бы не какой-то отдельной стране, но самой глобализации — самому Потопу, смывающему на своём пути всё духовное и культурное многообразие планеты.

Подлинный выход из наступившего кризиса лежит не в локальном купировании катастроф, не в аварийной работе по заделыванию дыр и пробоин, а в альтернативном направлении мирового развития, системном преображении, которое за счет энергии мощного рывка в нужном направлении позволило бы исправить наиболее вопиющую кривизну и деформацию современного мира.

Именно такое нужное, целительное направление мы и призываем отыскать. И его обнаружению посвящена настоящая работа. Это означает, что мы начинаем путь к высокой цели, способной придать человечеству новую солидарность, вдохнуть в него новую жизнь.

Переплытие крайне опасного участка истории — а нашему с вами поколению выпала доля оказаться именно на таком участке — потребует мобилизации сил, в первую очередь внутренних, моральных. Ковчег — это не средство переждать наваждение, а проект большого развития.

Всматриваясь в библейское сказание о Потопе, а также в мифы других культур, повествующие о том же событии, невольно приходишь к мысли, что целью той Катастрофы было очищение мира. Ковчег — инструмент спасения, а не идея спасения. Идея же была в том, чтобы через очищение прийти к созданию обновленного человечества.

Была бы по-настоящему высокая, вдохновляющая цель, а решения найдутся. Поэтому мы говорим не только о спасении, мы говорим еще и о долге. Русская история научила нас, что всегда есть лучшее решение, чем покориться воле судьбы. И если Потоп кажется неизбежным и даже справедливым в отношении погрязшего в мелочности и порочности человечества, в то же время нам не дано знать пределов высшего милосердия.

Мы верим, что не только переплывем опасный участок, но и обновимся в испытаниях и достигнем небывалых новых высот. Ради этого и стоит строить Ковчег. В этом и состоит наша мечта. Да будет нам по вере нашей!

🔥247 просмотров
Страницы ( 3 из 15 ): « Предыдущая12 3 45 ... 15Следующая »

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.