РУССКИЙ КОВЧЕГ. АЛЬТЕРНАТИВНАЯ СТРАТЕГИЯ МИРОВОГО РАЗВИТИЯ

4.8. Здоровье народа и возрождение Русского мира

4.8.1. Расхождение основного русла медицинской науки и практики на Западе с русской традицией ставит ребром вопрос о цивилизационном суверенитете медицинских наук и прицельной поддержке научных школ и научно-практических центров, продолжающих и развивающих потенциал отечественного здравоохранения. Высшей целью научных исследований нашей медицины является установление этиологического фактора (первопричины) заболевания, в соответствии с русской детерминистической традицией, получившей корни в православном богословском образовании (В.П. Образцов, И.В. Давыдовский) и продолженной в советский период (С.Н. Давиденков, В.Х. Василенко, А.В. Снежневский, В.П. Петленко, С.И. Андреев). В клинической практике необходимо отказаться от принципа достаточности купирования симптомов и следствий болезни и вернуться к воздействию на их причины. В практике медицинской помощи этиологический приоритет предполагает раннее направление больного на обследование для выяснения первопричины синдрома — например, гипертонического (в кардиологии) или аллергического (в пульмонологии, нефрологии и др.), что предупредит неадекватное или неэффективное симптоматическое лечение.

4.8.2. Высшей целью лечебно-восстановительного процесса является сохранение жизни человека, восстановление человеческого физического и психического потенциала, предупреждение или компенсация нетрудоспособности, реабилитация и адаптация к производительному труду соответственно призванию и навыкам.

4.8.3. Суверенитет медицинских наук предполагает введение национальной системы медицинской диагностики и статистики, необходимых для адекватного планирования здравоохранения и социального обеспечения, от расчета потребностей в диагностических и лечебных средствах до определения текущих приоритетов медицинской помощи

4.8.4. Для постиндустриального потребительского общества в целом характерна так называемая «ипохондрия здоровья», что подтверждается соцопросами в Западной Европе: первой в иерархии ценностей респондентов является личное здоровье, за ним с большим отрывом следуют иные, но также индивидуальные приоритеты (карьерный успех, богатство). Такой феномен «раннего старения», с одной стороны, результат постоянно усваиваемой из пропаганды экологических фобий, с другой — благодатная почва для индустрии услуг (в частности, «лекарств, не являющихся лекарствами»).

4.8.5. Серия открытий в области физических и естественных наук в начале ХХ века, ставшая одной из причин отказа западной цивилизации от религиозного видения мира, специфически сказалась на подходах к охране человеческого здоровья. С одной стороны, после «второго открытия генетики» (начало XX века) получили широкое распространение разработки, направленные на продление жизни, отбраковку генетических патологий, адаптацию человека к экстремальным условиям (позитивная евгеника). В контексте глобализации разработки позитивной евгеники, особенно в сфере продления жизни (включая трансплантацию органов) становятся достоянием узкого круга потребителей эксклюзивных услуг, а материал для этих услуг — сектором теневой экономики. Рекламный рынок создает преимущества для пропаганды излишественных средств (медицины комфорта) как в СМИ, так и в аптечных сетях.

4.8.6. В то же время возникает мизантропическое направление «исправления расы» — т.н. негативная евгеника, исходящая из учения Т. Мальтуса о неспособности землян справиться с истощением природных ресурсов. После выхода в свет доклада Римского клуба «Пределы роста» негативная евгеника получает новый толчок к распространению под маской «теории устойчивого развития». Конференции ООН в Рио де Жанейро (1992) и Каире (1994) объявляют сокращение народонаселения миссией мировых институтов.

4.8.7. Плановая депопуляция в русле негативной евгеники стала поводом для экспансии как абортов, особенно в странах Третьего мира, так и для широкого применения механических и гормональных контрацептивов. Одно из первых таких средств, диэтилстильбэстрол, как выяснилось только через 15 лет с начала его применения, вызывает у дочерей пациенток юношеский плоскоклеточный рак влагалища. По данным Международного института рака, гормональные контрацептивы на 70% повышают вероятность рака молочной железы. Тем не менее, эта практика продолжается и идеологически обосновывается отстаиваемым феминистским сообществом «правом женщины на выбор», фактически отождествленным с правом на прерывание беременности. Одновременно культивировались «неотъемлемые права» на эвтаназию и суицид.

4.8.8. Использование человеческих генетических материалов, эмбрионов для омоложения в целях косметики, а также как материала для экспериментов представляет собой предельную нравственную распущенность и поощрение культа гордыни, противоречит представлению о человеке как образе и подобии Божием. Цивилизация Ковчега должна не только запретить у себя подобную деятельность, но и преследовать юридически организации, занимающиеся этим за рубежом, вводя санкции, налагая ответственность на персонально виновных лиц.

4.8.9. Наши приоритеты медицины и здраворазвития на национальном уровне:

— Выдвижение императива народосбережения как сохранения антропологической основы цивилизации, укрепления ее биологического и духовного иммунитета.
— Ресурсная самодостаточность российского здравоохранения рассматривается как необходимое условие суверенитета.
— Доступность специализированной помощи в малонаселенных регионах, в сельской местности.
— Разделение рынков жизненно необходимых и излишественных медицинских средств с применением сообразных налоговых рычагов, дотирование хронически больных граждан в отношении тех лекарств, которые являются необходимыми для лечения и поддержания нормального уровня жизни и трудоспособности.

4.8.10. Мы должны добиться того, чтобы в Цивилизации Ковчега сложился абсолютно независимый от внешних рынков научный, экспериментальный и производственный комплекс по производству всех видов лекарств, возрождена славная отечественная школа фармацевтики. На первых этапах, пока не удается добиться полной автономности, Россия может создать совместный и самодостаточный комплекс по разработке и производству лекарств с Индией (при участии других заинтересованных государств). В перспективе нужно осуществить полное импортозамещение в сферах производства медикаментов и медицинской техники.

4.8.11. По предложению отечественного экономиста М. Делягина, необходимо запретить в России производство и продажу продукции, разрушающей здоровье потребителей (включая фастфуды, газированные напитки с избытком сахара и все продукты с не до конца понятным содержанием, включая подозрительные на наличие вредоносных ГМО). Соответствующие мощности нужно перепрофилировать либо выкупать по остаточной стоимости. При выражении недовольства иностранными собственниками, пишет Делягин, «следует потребовать у них выплатить гражданам России компенсации за вред, уже причиненный ими нашему здоровью».

4.8.12. Современные биогенетические технологии, получившие всемирное распространение в конце XX — начале XXI вв., достойны применения в сфере российской медицины в той мере, в которой их применение предупреждает хромосомные аномалии, пенетрацию генов врожденных заболеваний обмена веществ и органных аномалий и наследственную передачу постинфекционной патологии.

4.8.13. Рост эпидемиологических рисков, связанный с повышенной мобильностью населения в XXI веке, а также со снижением уровня медицинских знаний и услуг во многих странах, в том числе на Западе, ставит вопрос о создании мощной системы медицинской безопасности Цивилизации Ковчега. Распространение движений антивакцинации («антивакс») в мире, в связи с недоверием широких масс к деятельности медицинских и гуманитарных институтов и фондов Цивилизации Потопа, вполне понятно. Однако это тупиковый путь. Население Русского Ковчега и его союзников должно быть уверено в научной состоятельности, надежности и добросовестности нашей медицинской системы, в том числе системы профилактики заболеваний и вакцинации. Русская эпидемиология должна работать на опережение, для чего необходимо возродить сеть научных лабораторий, вирусологических и бактериологических центров.

4.8.14. Приоритет ранней диагностики в психиатрии допускает недобровольность первичного лечения. Врач должен быть наделен правом на принуждение больного к лечению во имя его блага, и этот принцип, в рамках суверенной системы медицинской помощи, может и должен быть применен прежде всего в отрасли медицины, занимающейся лечением тяжелых зависимостей — учитывая, что пациенты такого рода формируют массивный социальный балласт, больший чем страдающие психическими болезнями. Иностранные организации, будь то религиозного или правозащитного профиля, агитирующие против «притеснения» наркоманов и против лечения эндогенных патологических состояний (например, аутизма), должны подлежать прекращению регистрации и уголовной ответственности руководителей.

4.8.15. Проблема физического расстояния, наиболее актуальная в сфере ургентной медицины (т.е. при критическом состоянии больных), требует суверенного подхода. На практике приоритетной задачей является развитие авиации для доставки больных из удаленных территорий для срочного лечения. Как традиция отечественной хирургии начиная с Н.И. Пирогова, так и практический опыт отечественной военной медицины с начала XX века до настоящего времени, предполагает привлечение ресурсов и учреждений Министерства обороны и МЧС к обслуживанию в критических случаях гражданского населения удаленных территорий.

ДЕМОГРАФЫ-АНТИНАТАЛИСТЫ В ТЕЧЕНИЕ НЕСКОЛЬКИХ ДЕСЯТИЛЕТИЙ НАСТОЙЧИВО ПРЕДЛАГАЮТ РОССИИ СМИРИТЬСЯ С ТАК НАЗЫВАЕМЫМ «ДЕМОГРАФИЧЕСКИМ ПЕРЕХОДОМ», ПРИНЯТЬ БУРЖУАЗНЫЕ ЦЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛИЗМА ВЗАМЕН ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ, ПРИНЯТЬ РЕЗУЛЬТАТ СЕКСУАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ СО ВСЕМИ ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯМИ, «СПАСАТЬ СТРАНУ» ЧЕРЕЗ МАКСИМАЛЬНОЕ ОТКРЫТИЕ МИГРАЦИОННЫХ ШЛЮЗОВ. ИССЛЕДОВАНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ УЧЕНЫХ ПОКАЗАЛИ, ЧТО ТЕОРИЯ «ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПЕРЕХОДА» В ИНДУСТРИАЛЬНОМ И ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ НЕ СООТВЕТСТВУЕТ ОБЪЕКТИВНЫМ ДАННЫМ.

4.8.16. Система подготовки медицинских кадров должна сочетать качественный отбор со стимулами для работы в неблагоприятных условиях. Принятое в советский период территориальное распределение выпускников институтов, в соответствии с региональными потребностями, уместно восстановить на четырехлетний период после окончания интернатуры. Приоритетом развития медицины должна стать разветвленная и качественная система Скорой помощи.

4.8.17. Замена термина «инвалид», в точном переводе «не имеющий ценности», т.е. никчемный, на «лицо с особенностями развития» неадекватна национальной традиции. Этот термин может быть заменен, например, на слово «абилитант», что означает человека с частичной трудоспособностью, приобретающего или восстанавливающего свои навыки, по крайней мере, в применении к большинству инвалидов II-III групп, имеющих остаточные навыки или способных к научению. В то же время термин «иждивенец» достоин возвращения в оборот именно в негативной коннотации: тот, которым быть стыдно. Мы декларируем необходимость срочных и целенаправленных мер для избавления от феномена «воспитанной неприкаянности». (Сказанное верно в отношении всех систем реабилитации, не только медицинской, но и психологической, педагогической, связанной с пребыванием людей в исправительных учреждениях и т.д.)

4.8.18. Демографы-антинаталисты в течение нескольких десятилетий настойчиво предлагают России сценарий следования путем Цивилизации Потопа: смириться с так называемым «демографическим переходом», принять буржуазные ценности индивидуализма взамен традиционных семейных, принять результат сексуальной революции на Западе со всеми ее последствиями. Как результат этой пропаганды они советуют не заниматься позитивной демографией, а «спасать страну» через максимальное открытие миграционных шлюзов. Нетрудно увидеть источники такого подхода. Ведь Россия рассматривается идеологами «глобальных проблем человечества» не только как сырьевой донор развитого мира, но и как большое резервное пространство, куда можно сбросить «излишки» человечества, накапливающиеся в результате все еще необузданного демографического роста стран мировой периферии. Таким образом «глобальный мир» будет снимать чрезмерное напряжение в этом тревожном поясе, многолюдном и нищем, чреватом терроризмом и религиозными конфликтами.

4.8.19. Исследования отечественных ученых показали, что теория «демографического перехода» в индустриальном и постиндустриальном обществе не соответствует объективным данным. В действительности процессы депопопуляции в Западной Европе были связаны не с индустриализацией или урбанизацией, а с дехристианизацией (пример — Франция XVIII в.). Аналогичная ситуация демографического упадка наблюдалась и в поздней античности — и там главной причиной был кризис системы ценностей.

4.8.20. Многофакторный анализ демографии выявляет 4 «интегральных» фактора, влияющих на демографические показатели: идейно-духовный фактор; фактор цивилизационной идентичности; фактор качества государственного управления; материальный фактор. В результате этого корреляционного анализа было получено: идейно-духовный фактор занял первое место; на втором месте — не учитываемый обычно фактор цивилизационной идентичности (в нашем случае — принадлежность Русской цивилизации, Русскому миру)[133]. Из этого следует, что меры госуправления и финансовые пособия для семей с детьми влияют на рождаемость не так существенно, как идейно-духовное состояние общества и общий план цивилизационного развития. Люди хотят рожать детей не за деньги и не за материальные блага, а исходя из соображений совести, духовной жизни и веры в лучшее будущее, исходя из так называемого «исторического оптимизма». (Такие выводы полностью совпадают с опытом и здравым смыслом старших поколений, заставших еще времена демографического бума, а также всех религиозных людей, видящих в рождении себе подобных не «зоологию», а Промысел Создателя.)

4.8.21. Социальный оптимизм, как известно из истории послевоенного периода, не является прямой функцией семейного достатка. Он достигается в обществе, ставящем опережающие планы всеобщего и регионального развития, последовательно реализующем планы развития производительных сил, включающем социальные лифты, утверждающем свой уникальный путь и избавляющемся от балласта заимствования чужих, не свойственных его традиции моделей и указаний.

4.8.22. В этой связи «демографическая революция», провозглашенная и защищаемая Дж. Соросом, представляет собой антинаучную, античеловеческую и крайне вредоносную в отношении недонаселенной России пропаганду Цивилизации Потопа. Сорос отстаивает право выбора гендерной идентичности, снятие всех половых запретов, декриминализацию проституции, депатологизацию транссексуализма, сексуальное образование на основе гендерного равенства, самоопределение и принятие пресловутого «разнообразия», право на аборты, свободу миграции и т.д. Все это, вместе с пропагандой идеологии «прочойс», «чайлдфри», малодетности, упрощением процедур разводов, развенчиванием идеала «любви» и заменой его эгоизмом, — и составляют набор суицидальной «антикультуры» современного Запада. Причем эта пропаганда сопровождается развлекательными элементами, что делает ее аналогичной культам человеческого жертвоприношения (Запад выступает как Новый Ханаан).

4.8.23. В Цивилизации Ковчега многодетные семьи должны стать элитой страны, должны быть запрещены аборты[134], должна существовать разветвленная и дифференцированная программа поддержки семей с детьми в том, в чем они нуждаются. Прямая агитация за продолжение рода, как и прямая агитация за социальный оптимизм может быть эффективной, если для ее озвучивания будет применен «берущий за душу» образный ряд. Как хорошо известно специалистам по информационным технологиям, художественные (графические и сценические) образы действеннее вербальной агитации. Избыточное воспроизведение такого рода социальной рекламы нецелесообразно — удачный пролайф-ролик должны увидеть все, но он не должен заполонять эфир и повторяться месяцами. Способы социальной мотивации могут быть разными: здесь и специальная программа по созданию художественных произведений, фильмов, игр, досуговых решений, ориентированных на семью с детьми; и особый почет для акушерской службы, — от привилегированных атрибутов акушерского потока в медицинском вузе до серии телеочерков, мягко, естественно и убедительно транслирующих исключительность акушерского призвания; и философия жизни как высшей ценности, проводимая на всех уровнях системы образования, воспитания и массовой информации. Важно также отслеживание и ограничение деятельности всех сил, враждебных позитивной демографической повестке[135].

4.8.24. Если дать волю эстетике Приумножения Народа в широком диапазоне жанров — античеловеческая идеология Цивилизации Потопа и его кощеев быстро померкнет и скукожится. Кроме того, на решающем переходном этапе две точки зрения (человеческая и античеловеческая) могут искусственно быть сопоставлены в глазах общественного мнения — как яркие образы традиционалов и инферналов.

4.8.25. Поскольку русский культурообразующий и де факто государствообразующий народ России является по определению несущей конструкцией, главным энтузиастом и душой Русского ковчега, нельзя обойти стороной такую тему, как его положение и состояние. Как известно, русский народ является на сегодняшний день самым большим разделенным народом в мире. Благополучие великорусской культурообразующей основы России, преодоление крайне болезненной проблемы искусственного разделения и противоборства внутри восточнославянского ядра Русского мира (великорусско-белорусско-малоросского) — вопросы неотложные и срочные. Для строительства Ковчега эти вопросы должны быть разрешены в максимально гармоничном и благоприятном для триединого русского народа виде. Иначе проект Ковчега оказывается под угрозой в самом своем основании. (Осознавая не в последнюю очередь именно этот факт, Цивилизация Потопа через некоторое время после распада СССР, дабы упредить возможность реинтеграции, бросила немалые силы на раскол нашего народа на украинском направлении. В то же время большая вина за произошедшее лежит на российских и украинских политических элитах и конкретно — на властях двух государств.)

4.8.26. Согласно современным научным данным, консервации в русском этносе довольно чистого и древнего индоевропейского типа способствовала территориальная и историческая изоляция от других индоевропейских народов, которые претерпели более существенные антропологические мутации. Наши эксперты пришли к выводу, что русский народ представляет собой индоевропейскую ветвь, наиболее приспособленную историей для хранения и обустройства Северной Евразии с ее суровым климатом, малозаселенностью и вместе с тем чрезвычайной многокультурностью[136]. Миссия хранителя Северной Евразии, этой «заповедной земли», мало затронутой деятельностью индустриальной цивилизации, необходимо сопряжена с миссией сохранения самых больших запасов природных ресурсов и экологически чистой, первозданной природы. Указанный вывод в известном смысле перекликается с геополитической мифологемой хартленда (англ. Heartland — «сердцевинная земля»), озвученной в 1904 году британским географом Х.Дж. Маккиндером, одним из основателей геополитической науки. Образ «сердцевинной земли» хорошо сочетается с образом геостратегического Ковчега, так что это созвучие имеет смысл в дальнейшем использовать, а геополитическую составляющую доктрины Нового Ковчега — разрабатывать.

4.8.27. Восточные славяне смогли создать свой мир-экономику и мощную евразийскую империю, стать на более чем 500 лет гегемонами Восточной Европы и Евразии. В конечном счёте, в СССР они создали новый вариант цивилизации — реальный социализм, который отсутствовал у западных народов (кроме ГДР, где у восточных немцев сказалось сильное влияние славянского субстрата). Русская цивилизация не есть результат вторичной гибридности русской культуры между Западом и Востоком, а, наоборот, самостоятельный и оригинальный тип, являющийся универсальным[137].

4.8.28. Русские обладают эмпатией по отношению к другим цивилизационным типам, способны на взаимное интуитивное созерцание с другими народами. В коллективистах они видят коллективистов с коллективной сверхличностью, в индивидуалистах они видят индивидуальность и рациональность. Русская личность способна к генерированию нового, более справедливого и личностно ориентированного социального порядка, чем порядок колониальный, с одной стороны, либо порядок классических восточных империй — с другой. Что касается восточного типа, Запад устами марксистов окрестил его «азиатским типом производства» или устами Гегеля — «неисторической историей», лишенной прогресса. Русский взгляд на иные цивилизации далек от такой близорукости и эгоцентризма.

4.8.29. В этом отношении Русская цивилизация и русский антропологический тип стали на данный момент сущностным, непреодолимым вызовом для Запада, стремительно вырождающегося в Цивилизацию Потопа. Русская Цивилизация объективно выступает в качестве «могильщика» этого дегенеративного типа, бывшего когда-то великим историческим деятелем, и в этом смысле Запад «драгоценен» для русских, по слову Достоевского: «Русскому Европа так же драгоценна, как Россия: каждый камень в ней мил и дорог». Запад интуитивно чувствует, что Русский мир его «могильщик», и в последние века вынужден приспосабливать себя и весь свой строй под «русский фактор» (вынужденное строительство «государства всеобщего социального обеспечения», вынужденная деколонизация, вынужденное смягчение модернизации Третьего мира и т.п.). Наш мыслитель А.А. Зиновьев, хорошо знавший Запад, справедливо полагал, что Россия и русский народ оказались главными противниками и конкурентами «западного» ростовщического проекта. Отсюда должно быть ясно, что нынешний вызов нашего противоборства, вызов начала XXI века носит острый и непримиримый характер — отсюда и могущая показаться кому-то чрезмерной резкость наших определений: «Цивилизация Потопа», «люди Потопа».

4.8.30. Русская мысль успела потрудиться над своеобразной формулой общежительства народов и культур и дала ее достаточно зрелые варианты: во «всемирной отзывчивости» у того же Достоевского; в менее известной идее супранационализма Ф. Зелинского, провозгласившего идеал «всечеловека», расположенного к сотрудничеству, взаимному уважению и взаимопониманию с другими культурами; в представлениях Миклухо-Маклая — о желательности невмешательства высшего типа культур в жизнь менее развитых культур, не достигших высокого уровня цивилизованности, с предоставлением этим племенам и народам права развиваться по-своему настолько, насколько это возможно.

4.8.31. Русскому ковчегу понадобится не столько декларативный статус русских как государствообразующих или системообразующих на Ковчеге (в сущности, это аксиома, пусть и не вписанная в Конституцию), а фактический статус, предполагающий соответствующие нормы и программы. Перечислим эти нормы:

— поощрение присутствия русских кадров в элитах, в системе управления во всех регионах России;
— устранение в России любых национальных квот, ущемляющих другие этносы (кроме малых народов, нуждающихся в особой опеке) — мера, которая сама по себе существенно увеличит удельный вес русских во власти и во всех значимых институтах общества;
— поддержка традиционной и классической русской культуры, фольклора, ремесел;
— широкая официальная пропаганда русского гения, русского героя, русской истории, с демонстрацией всем, особенно детям и молодежи, галереи высоких достижений отечественной науки и культуры;
— программа возрождения русской глубинки, органично соединяющаяся с поместной урбанизацией старинных русских регионов; не тотальная музеификация старых русских территорий, а их наступательное развитие, возвращение им жизненной силы с включением музейного фактора в динамично обновляемую, растущую современную культуру;
— деамериканизация массовой культуры и масс-медиа, увеличение доли русской интонации в культуре, искусстве, массмедиа, моде, стилевых решениях; более пропорциональная представленность в отечественной культуре достижений разных цивилизаций с отказом от остаточного синдрома вестернизации (то есть нам нужна не только «русификация», в нашей культуре будущего мы видим огромное богатство всех мировых культур, но с решительным снижением несправедливо преувеличиваемой значимости Запада);
— максимальное продвижение русского языка, что отчасти было начато в РФ при Путине, но требует более прицельного направления сил и ресурсов на развитие русскоязычного научно-культурного тезауруса и создание механизмов изучения русского языка элитами и студенчеством дружественных стран;
— русификация культурного кода всей элиты Ковчега, в том числе по возможности переход международных институтов, создаваемых Цивилизацией Ковчега, с английского как языка международного общения на русский.

4.8.32. Россия является на данный момент «федерацией», что есть наследие в первую очередь большевистского режима и связано с его планами на использование России как плацдарма для мировой революции. Фактически в отличие от всех федераций наш федерализм был создан не как объединение тяготеющих друг к другу земель снизу, а как нарезка старого имперского пространства в соответствии с волей революционных вождей и местных этнократий, выторговывавших себе у Ленина и Троцкого новый статус[138]. Нам представляется, что в стратегической перспективе Русский мир должен получить новую структуру, адекватную нынешней эпохе и вызовам времени. Русская цивилизация представляется в идеале структурно многослойной: в ней могут сосуществовать несколько уровней, несколько этажей власти и полномочий. Через многоэтажность государства можно включить в него как принципы федерализма («Союза»), так и унитарные принципы («Империи»). Русский Ковчег мог бы не устранять полностью федерализм, а дополнить его этажом имперской государственности, сделав последний более мощным, чем нынешний федеральный центр. Смысл сохранения элементов федерализма — проведение сбалансированной культурной политики, реализация всеми народами России права на развитие самобытных культур в составе большой всероссийской культуры Общего Дела. В целом в России должно быть установлено максимально справедливое распределение средств бюджета без ущемления как больших (таких как русские, татары), так и средних этносов. Все народы и этносы России должны быть равны на всей территории страны без исключения и изъятия. Равенство прав народов и равенство их обязанностей перед державой — справедливо. Некоторые преференции могут быть только у малых коренных народов, объективно нуждающихся в поддержке в связи с угрозой их ассимиляции. История XX века изобиловала перекосами в национальной политике, и теперь наступит время их исправления в пользу русского ядра, но без «перегибания палки» в обратную сторону. Ни один российский этнос не должен быть ущемленным.

4.8.33. Нам представляется разумной идея С. Шарапова о делении страны на несколько (10-15) крупных областей, в которых находила бы равновесие власть назначаемого генерал-губернатора (или полпреда) и самоуправление свободных народных общин. Шарапов справедливо отмечал, что мысль о переходе от губернской структуры к областной «красной нитью проходит через всю русскую историю»: полное самоуправление областям давал Иоанн Грозный (земщина); Д.И. Менделеев предлагал разделить страну на 14 экономических краёв (работа «Фабрично-заводская промышленность и торговля России», 1893); достаточно далеко продвинулся проект территориального районирования РСФСР при советской власти, где границы районов диктовались в первую очередь экономической целесообразностью. Таких округов в нынешней России могло бы быть 8 или 9, и в каждый округ входило бы сопоставимое число «земель» (нынешних областей и республик), статус которых должен быть постепенно уравнен без выделения «бо́льших» и «меньших» суверенитетов внутри единого всероссийского суверенитета. Принцип права наций на самоопределение должен быть отвергнут в том смысле, что Россия не может самоопределяться по частям, и одни народы не могут разрушать совместный уклад, нанося тем самым ущерб всем остальным. Раздел народов и земель, входящих в Россию, мог бы быть справедливым только по их взаимному согласию. (Такой справедливый порядок был попран в 1991 году, когда вопреки референдуму о сохранении СССР политические элиты союзных республик совершили предательство своих народов и предательство великого государства.)

4.8.34. К Русскому миру относятся по праву все носители Русской цивилизации, с которыми мы объединены общей судьбой, общим трудом и подвигами предков, великой культурой и традициями взаимоподдержки. Такова воля русского народа, таковы его исторические традиции — и именно на этой воле и этих традициях зиждется прочность Русской цивилизации. К единой нации в Русском мире принадлежат все коренные народы и все граждане. В этом смысле имя «русские» имеет двойное значение: русские в цивилизационном смысле и русские в этническом смысле. Изменить это словоупотребление в русском языке трудно, и делать это нецелесообразно. Русскими в цивилизационном плане должны быть признаны все граждане России, которые сознательно разделяют общие ценности и принимают общую судьбу своей страны. При этом стыдливо замалчивать роль стержневого этноса, «старшего брата» в семье народов, как его принято у нас называть, нет никакого смысла. Эта роль должна быть ясна на нашем Ковчеге всем[139]. Таким образом, более чем 190 народов, проживающих в России, соединяются в единый сверхнарод — русскую сверхэтническую нацию. Целью данного объединения должен быть проект общего дела, общего развития и общего будущего — Новый Ковчег, спасающий в первую очередь граждан России, хотя и не только их, от глобальных угроз, нависших над человечеством в XXI веке. Важно подчеркнуть, что данный подход к нации как сверхнароду является не утопией, не каким-то новшеством, он в значительной степени основывается на многовековом опыте строительства реальной Русской цивилизации.

🔥271 просмотров
Страницы ( 14 из 15 ): « Предыдущая1 ... 1213 14 15Следующая »

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.