ПОЧЕМУ ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ДИСКУРС 90-Х В НАШЕЙ СТРАНЕ ПРОИГРАЛ

Почему либеральный дискурс 90-х в нашей стране проиграл

В минувшую субботу российский сектор фейсбука был взорван и практически обрушен, хотя сначала этого даже не заметил. А когда заметил — обрушился по-настоящему. Просто от хохота, например. 

Ставшая в короткий срок печально знаменитой «графиня Леруа Мерлен», по совместительству то ли бывшая, то ли действующая (шут их разберет, врут вполне залихватски, искренне считая, что вранье — это «часть PR», отчего вашему покорному слуге становится как-то даже немного обидно за профессию) «пиарщица» Галина Панина раскрыла городу и миру, кто реально «привез Олимпиаду в Сочи». И вы-таки удивитесь — это была она. 


Мы пахали

Что самое смешное — она это серьезно. Чтобы не быть голословным, приведем запись полностью (орфография сохранена):

«11 лет назад 5 июля 2007 г. я с командой праздновала выигрыш нашей Заявки на проведение Олимпийских игр в Сочи. Для меня и моих девчонок это был не просто чей-то выигрыш — это был проект нашего агентства. Мы год впахивали как проклятые, чтобы наша страна выиграла возможность провести Игры.
И знаете, в чем была основная проблема? Наши журналисты Игр не хотели. Они критиковали Заявку в каждой статье, один журнал даже лыжника на траве на обложке напечатал, чтобы показать, какая это дикая идея: Сочи и зима. Это сейчас для вас кажется логичным. Но совсем не тогда.
Когда приехало 360 журналистов со всех стран мира на визит МОК в Сочи, мы спали по 4 часа в сутки в режиме дежурства. Потому что их было 360, а нас — 4 девчонки, круглосуточный пресс центр и строгий Орг комитет в любую минуту. И потому мы так радовались, что сделали флаг и притащили его к Кремлю.
Ровно через 11 лет, практически день в день, 4 июля, те же самые СМИ, которые хаяли Заявку Сочи 2014, в едином порыве обвинили меня чуть ли не в русофобии. И теперь незнакомые люди считают своим долгом мне писать гадости со словами “тварь”, “мразь” и “вон из страны”. Мне, у которой это не единственный проект для моей страны. Только я реально делала на благо, а не “светилась” перед чинушами и истерила.
Патриотизм — это глагол.
Что, “патриоты”, слабо это репостить? Юденич, Киселёв, Соловьёв, Гоблин и все к ним примкнувшие, “пиарщики” Баранников, Терехов и иже с ними да вернётся вам яд ваш бумерангом. Вы — не Россия и не смейте вещать от имени всех. Вы — не население страны, вы — ржавчина на его теле».

Что тут можно сказать…

Синекура на откуп

Для начала, мы «патриоты» и мы «репостим» не просто потому, что нам «не слабо». А потому что, как повелевал в свое время первый русский император Петр Алексеевич, «дурь каждого должна быть прилюдно видна».

Но здесь мы хотим сказать не об Олимпиаде, конечно. Не о бессонных ночах оргкомитета и даже не о личной поездке на жеребьевку Владимира Путина. Не о том, какой на самом деле стоял за этим «выигрышем» колоссальный труд. И не о том, что «девушка Мерлен», похоже, не подозревает, что выигравшая «сочинская заявка» — не первая, а, как минимум, вторая. 

Кстати, с первой заявкой — она даже подавалась в МОК — еще с конца 90-х в буквальном смысле носился, тщательно ее прорабатывая, первый постсоветский мэр Сочи Николай Иванович Карпов, Царствие ему Небесное. Которому нынешняя «олимпийская столица» должна быть за многое благодарна.

Но мы, опять же, про другое.

Мы сейчас — о профессиональной деформации «девачковского» сознания, свойственного в нынешние времена всему либеральному дискурсу в отечественной политике и экономике. О причастности к «матрице селфи», если хотите, или о том, как «мы с Наполеоном когда-то брали Москву».

Это очень важно, потому как является еще одной причиной того, почему либеральный дискурс 90-х в нашей стране проиграл. Надолго, а то и навсегда.

Просто в те самые девяностые и первую половину нулевых мир взрослых «демократических» мужчин, прочно, как им казалось, поделивших власть и финансовые потоки, вдруг был разграничен на области «значимые» и «не значимые». 

Значимым и важным, к примеру, было «пилить бабло». Пробиваться к «телам первых лиц». Разбираться с вопросами собственности и с «назначениями» во властные структуры. Тогда как, скажем, «связи с общественностью» (это вообще кто?!) были признаны «не значимыми», определены как синекуры и отданы на откуп самой бессмысленной части российского населения. А именно, обоеполым «девачкам» из «креативного класса».

Вторжение реальности

Здесь не имеет смысла разбираться с разного рода «назначениями»: кто-то был чьим-то родственником, за кого-то «хорошие люди просили», а кто-то вообще «монику-левински» хорошо исполнял.

Интересно тут другое: обоеполые «девачки» внезапно оказались на «мелких», с точки зрения «взрослых дядь», но весьма существенных для «креативщиков» рекламных и прочих «бюджетах». Вокруг них засновали «модные телеведущие», актеры-режиссеры и прочие «дизайнеры с копирайтерами», которых они, по сути, «кормили с руки». 

Так каждая из этих «девачек» очень быстро оказалась едва ли не центром своей уютной вселенной. В ней она не просто смотрела с презрением на проносившиеся за окном «папикова членовоза» пейзажи, но и вершила судьбами, в том числе весьма известных людей. Ну, а еще через какое-то время, вследствие того самого профессионального (и уже отчасти сословной) искажения сознания, каждая из них вообще решила, что является вершителем судеб целой страны. 

Так продолжалось довольно долго и даже отчасти успешно — вспомним, к примеру, «революцию норковых шуб» на Болотной площади. Ибо все, что «девачкам» мешало, — это исключительно «недемократичный режим» и «к нему примкнувшие», включая «каких-то» Соловьева, Киселева, Юденич, Гоблина и прочих.

А то бы они — ого-го!

И все бы у «девачек» было хорошо, если б в их уютный мирок, где они «правят ватку» и пишут о «победобесии», не вторглась заоконная реальность огромной и временами весьма суровой страны. Равнодушной к их связям, родственникам, знакомым и даже умению играть на флейте, например. 

Тут уже не так важно, с какого именно момента начала рушиться та вселенная, в которой они правили. С равнодушия ли к «снимайте меня, я Божена». Со здорового ли хихиканья над одной «госпожой кандидатшей в президенты». Или с подчеркнутого безразличия населения страны к кампании «Меня тоже изнасиловали», слепленной по западным лекалам. Или с такого же оглушительного безразличия к «демократическим лобкам», пострадавшим от столкновения с депутатом Слуцким (мы об этом казусе неоднократно и, врать не буду, с наслаждением писали). 

А может быть, с одного известного, санируемого сейчас банка, где точно такая же «начальствующая девачка» похвасталась новациями в подборе персонала по принципу «Крым-не-наш». Или с той же, не к ночи будь помянута, «графини Паниной из Леруа Мерлен», которая нынче ищет работу «от 300 тысяч, меньше не предлагать»…  

Все это — единый шаблон, но тут важнее другая удивительная вещь. Большие «дяди из девяностых», при деньгах и власти, может, и поняли, где и почему у них так решительно «бомбануло». Но других пиарщиц — что в бизнесе, что в политике — у них для нас с вами просто не оказалось. А те, что есть, находятся в стадии окончательной профессиональной деформации, переходящей в откровенную профнепригодность. 

 

ДМИТРИЙ ЛЕКУХ

🔥57 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.