МЕНТАЛЬНАЯ ВОЙНА. ВОЙНА НА УНИЧТОЖЕНИЕ РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

СЛУШАТЬ (MP3)https://disk.yandex.ru/d/RZ2RgkHKNJF2Mg

Сегодня мы с вами побеседуем о войне, которая ведется против нашей страны и в которой принимает участие каждый из нас. Большинство наших соотечественников не задумывается об этом и не представляет, что исход этой войны зависит от каждого гражданина России. Желает он этого или нет, но каждый из граждан Росси уже участвует в этой войне.

США ВЕДУТ «МЕНТАЛЬНУЮ ВОЙНУ» С РОССИЕЙ.

Это новый тип военных действий, развязанных против нашего государства западными странами во главе с Соединенными Штатами.

Советник министра обороны России Андрей Ильницкий недавно заявил, что Запад во главе с США развязал против России «ментальную войну». Западные страны избегают прямой военной конфронтации с Россией из-за ее ядерного оружия и современной армии, добавил он.

Ильницкий считает, что вероятность прямой войны на ближайшее время исключена.

Западные страны избегают прямого военного столкновения с Россией, поскольку та способна нанести им непоправимый ущерб. Но, как сказал советник министра обороны: «Все это ведет к возникновению нового типа войн. Если в классических войнах целью является уничтожение живой силы противника, в современных кибервойнах — уничтожение инфраструктуры противника, то целью новой войны является уничтожение самосознания, изменение ментальной — цивилизационной — основы общества противника. Я бы назвал этот тип войны ментальным».

Андрей Ильницкий считает, что живая сила и инфраструктура подлежат восстановлению, а «ход эволюции сознания повернуть вспять невозможно. Последствия этой «ментальной войны» проявляются не сразу, а только как минимум через поколение, когда сделать уже что-либо будет просто невозможно».

Должен признаться, что я не совсем согласен с советником министра обороны. Этот вид боевых действий разработан не в последнее время, а озвучен еще в планах Аллена Даллеса, но ведется против России особенно активно все последние десятилетия.

Все 30 лет пребывания в эфире радио «Радонеж» участвует в том противоборстве, которое Андрей Ильницкий определил как ментальную войну. Все эти годы мы стараемся противостоять попыткам изменить цивилизационный, духовно-нравственный код нашего народа. Потому что именно Православие – основа Русской цивилизации. Русский мир, в котором православные и мусульмане веками мирно жили в одном государстве – Российской империи, а затем Советском Союзе, создан именно Православной Церковью.

Завет прп. Феодосия Киево-Печерского: «Милостыней же милуй всякого, не своей только веры, но и чужого. Когда видишь нагого или голодного, страждущего от зимней стужи или какой беды, будь он жидовин или сарацын, болгарин или еретик, латинянин или язычник, – всякого, как можешь, помилуй и от беды избавь, и не останешься без Божиего воздаяния».

Именно так был выстроен Русский мир, Русская цивилизация. Без пресловутой «толерантности» русские люди всегда с уважением относились к вере, обычаям и культуре народов, которые входили в состав империи. Что несказанно удивляло британцев. Например, лорда Керзона. Поэтому в России за тысячу лет сохранились все племена, входившие в древнерусское государство. О них прп. Нестор Летописец упоминает в «Повести временных лет». И в СССР детей учили сострадать всем угнетенным народам, например, неграм в США и Африке («Хижина дяди Тома»).

Сражения ментальной войны происходили на просторах Российской империи после 1917 года, когда «красные глобализаторы», задумали построить свою вавилонскую башню. Троцкий с компанией «пламенных революционеров» пытались создать в СССР «нового человека», уничтожив Православную Церковь, разрушив семью, оторвав молодежь от старшего поколения, разрушить традиционную культуру и прервать «времен связующую нить», объявив всю тысячелетнюю историю России «черной дырой».

Но Сталин, объявив о построении социализма в отдельно взятой стране, первым делом прекратил революционный погром системы образования и вернул традиции русской классической школы, укрепил традиционные семейные ценности, чем вызвал дикую ярость Троцкого. Возвращение заповеди «почитай отца твоего и матерь твою» и борьба с «сексуальной свободой», т.е. возвращение седьмой заповеди Троцкий объявил предательством революции.

Кстати, Сталин и прекратил дикое издевательство над дореволюционной русской историей различных демьянов бедных.

И несмотря на борьбу «воинствующих безбожников» с Церковью, создать «нового человека», оторванного от корней и традиции, пламенным революционерам не удалось. А советский интернационализм, как и желание принести свободу всем трудящимся, «землю в Гренаде крестьянам отдать» и помочь страдающим от колониального гнета народам, вполне вписывается в завет «милуй человека каждого народа» и в христианские традиции русского народа. В годы Великой Отечественной войны связь времен восстановилась окончательно.

Но второй виток ментальной войны пришелся на т.н. «святые 90-е». Кажется, в 92-м нам попался в руки проект концепции нового российского телевидения, который готовил Андрей Разбаш с единомышленниками. Там была ясно поставлена задача воспитать нового человека, который бы чувствовал себя гражданином мира, и многое другое, что должно было изменить сознание нашего человека.

Еще не было расстрела Белого дома, но, прочитав этот документ, который, естественно, не был предназначен для публикации, нам стало понятно, какого «нового человека» будет воспитывать новое российское телевидение. И все последние три десятилетия мы наблюдаем методичные попытки изменить сознание народа «останкинской иглой».

О том, как разрушали систему образования и воспитывали поколение ЕГЭ, стоит поговорить отдельно.

Особую роль в ментальной войне отводилась попыткам переписать историю России. В этом либералы, захватившие власть в 1991-м, явились верными продолжателями «пламенных революционеров» 20-х годов. Как это происходило, сегодня можно представить, посмотрев девятиминутный ролик о истории России, который показывают школьникам в «Ельцин-центре».

К западным русофобским мифам о «тысячелетнем рабстве», дикости, лени и пьянстве русского народа, которые озвучивали отечественные русофобы вроде не вполне психически здоровой Валерии Ильиничны Новодворской, добавилось прочно утвержденное в западном сознании представление о СССР как сплошном Гулаге. Гулаг на Западе, с легкой руки нобелевского лауреата Александра Исаевича Солженицына, стал таким же символом России, как медведи, балалайка и русская водка.

Заметим, не Знамя Победы над рейхстагом, не Петр Ильич Чайковский, Большой театр, Юрий Алексеевич Гагарин и русский прорыв в космос, а именно Гулаг утверждается в сознании западного обывателя, как образ России.

Но вся беда в том, что российские СМИ, начиная с перестройки, пытались не только весь советский период объявить черной дырой нашей истории, но и внушить, что вся тысячелетняя история России была неправильной, не по тому пути двигалась страна под властью царей и генсеков, в отличие от всей «цивилизованной Европы» и США.

В ментальной войне активно участвовал Сорос, печатавший учебники истории, и западные фонды, щедро раздававшие гранты историкам на «правильное прочтение» истории России.

Ну, а на ТВ такое «правильное прочтение» утверждали Сванидзе с компанией борцов не только со страшным советским прошлым, но и с традициями «русского деспотизма» и вечной отсталости России от просвещенной Европы.

Как удалось в ходе ментальной войны за одно поколение изменить сознание людей – мы видим на Украине.

Русские люди на востоке Украины, дети и внуки воинов-победителей под руководством бандеровцев-галичан объявляют героями палачей Бандеру и Шухевича и готовы убивать своих братьев, участвуя в борьбе с Московией и москалями за свободу порабощенной «европейской державы», которую, как им внушили, веками угнетали русские цари и генсеки, управлявшие русским народом, у которого, в отличие от свободолюбивых европейцев-украинцев, в генах рабское сознание.

Очень вероятна опасность того, что методами ментальной войны нашим противникам удастся совершить с молодым поколением в Белоруссии и в Армении то, что сумели проделать на Украине.

Чем опасна ментальная война? Тем, что мы не видим врага, все вроде бы происходят сами собой, странные увлечения и молодежные субкультуры. Нам говорят «все это свойственно молодежи, ничего, перебесятся с возрастом».  А  невыносимо пошлые передачи на ТВ: «ну это же реклама, телевидение коммерческое, живет по законам рынка».

Но все, что происходит в нашем информационном пространстве, складывается в единую картину стратегической операции той самой ментальной войны, в ходе которой пытаются переделать сознание нашего народа.

Это война, причем война страшная. Задача у наших противников такая же, как у Гитлера: уничтожить наш народ и освободить для расы господ жизненное пространство.

Никто сегодня и не скрывает, что задача глобалистов – устранить Россию как препятствие на пути установления нового мирового порядка. Устанавливая т.н. демократию в России, очистить территорию от непокорного народа, чтобы новая раса господ, мировой финансовый интернационал могли свободно распоряжаться ресурсами страны.

Надо ясно понимать, что в результате ментальной войны наш народ может прекратить свое историческое существование. Ибо народ, потеряв свой цивилизационный, духовно-нравственный код, исчезает из мировой истории. Как сказал Пётр Аркадьевич Столыпин: «Народ, не имеющий национального самосознания, есть навоз, на котором произрастают другие народы».

Ментальная война ведется для того, чтобы уничтожить Русскую цивилизацию. Информационно-психологическая война против России ведется со времен Ливонской войны. Но в то время использовалось новейшее изобретение – печатный станок Гутенберга, позволивший наводнить Европу памфлетами о Иоанне Ужасном и диких ордах московитов, которые угрожают мирным европейским государствам.

А сегодня для этого используется интернет, «всемирная паутина». Возможностей воздействия самыми современными средствами на сознание человека мы с вами даже не представляем. Эффективность ужасающая, особенно при воздействии на молодежь. Над этим работают серьезные научные центры и организации.

Противостояние врагу в ментальной войне не менее важно, чем противостояние в новейших системах вооружений. И именно оно определит судьбу России.

Чтобы вести противоборство, прежде всего нам необходимо определить врага, который действует в нашем информационном пространстве, выполняя задачи по переформатированию сознания народа. Необходимо четко назвать способы, методы и конкретные действия, которые совершают те, кто ведет ментальную войну против собственной страны.

А это затрагивает все сферы жизни нашего общества и прежде всего сферу культуры. Потому что Россия – страна культурообразующая. Для России разрушение традиционной культуры – это удар по цивилизационному коду народа, т.е. угроза национальной безопасности.

О том, как это происходит, какими способами и методами действуют разрушители, нужно говорить отдельно, это серьезная тема и не для одной передачи.

Но как только общественность требует остановить откровенное издевательство над традиционной культурой т.н. «современного искусства» –  тут же раздаются истерические вопли «это цензура! возвращение к сталинским временам, наступление на свободу творчеств, художник имеет право» и т.п.

В последнее время российская общественность возмутилась откровенным издевательским русофобским роликом с песней живущей в России таджикской певицы Манижи «Рашен вумен» (русская женщина). Дошло даже до разбирательства в Совете Федерации. Валентина Матвиенко дала поручение разобраться с этим скандалом. Дело в том, что Манижа собирается представлять Россию на Евровидении-2021. Однако после показа клипа началась буря возмущения: многие сочли созданный певицей образ прямым оскорблением русских женщин. Эксперты пришли к выводу, что клип певицы Манижи может быть направлен на разжигание межнациональной розни. Согласно заключению экспертов, в музыкальном клипе Манижи на песню «Russian Woman» имеет место многократное эпатирующее, безобразное гримасничанье. Более того, эти ужимки и гримасы создают явные аллюзии к образам умственно неполноценных, явно ненормальных лиц с признаками психических и поведенческих отклонений, отмечается в документе экспертов.

Но кто протолкнул эту Манижу, которая в своих интервью пропагандирует ЛГБТ, на Евровидение представлять Россию, кто подделал якобы народное голосование за эту мерзость на Первом канале ТВ? Это явно продуманная провокация по разжиганию межнациональной розни, а кому это выгодно – нетрудно догадаться. После того, как символом Евровидения стала (стал?) Кончита Вурст, большинство наших соотечественников считает, что российским исполнителям там делать нечего.

Насаждение антикультуры, которая разрушает человеческую личность, делает человека рабом греха и низменных инстинктов, в последние годы в нашем культурном пространстве проводится планомерно и методично.

Причем происходит это при прямом содействии – а я бы применил другое определение – при преступном соучастии представителей «пятой колонны», которые сидят в учреждениях культуры. Именно они не только щедро финансируют из государственного бюджета, но всячески воспевают и создают культ т.н. «великих режиссеров», которые ставят своей задачей эпатаж публики всякими непристойностями, откровенной грязью, пропагандой пороков.

Мы же видим, во что превратил Серебренников любимый некогда москвичами и гостями столицы театр Гоголя, создав на его месте «Гоголь-центр», а Богомолов – театр на малой Бронной. Общественность возмущается потоком чудовищных извращений, грязи и мерзости, который обрушивают на зрителя эти модные в определенной среде режиссеры.

Говорить о том, что происходит на сцене в их спектаклях, как, например, в недавней постановке Богомолова «Кармен» в Пермском оперном театре, в приличном обществе неприемлемо. Думаю, большинство наших слушателей, узнав о подобной постановке, искренне скажут, что таких людей надо лечить в Кащенко. Но ведь все это щедро финансируется из госбюджета! И не стоит думать, что это поток патологического сознания людей с поврежденной, больной психикой. Уверяю вас, эти т.н. «творцы» все делают продуманно и с холодным расчетом. Они выполняют заказ, четко сформулированный теми, кто не первое десятилетие методично уничтожает христианские корни европейской цивилизации. И дело даже не только в воспевании и пропаганде уже не просто нехристианского, а все более явно антихристианского западного общества.

Воспевание безобразия, уродства, извращений – это попытка уничтожить образ Божий в человеке.

И если творчество Чайковского и Моцарта, Шекспира и Чехова вдохновлялось из высших сфер, то богомоловы и серебренниковы приводят в наше общество черные, разрушительные для сознания и души человека энергии преисподней. Там они черпают свое вдохновение. Они знают, что делают и кому служат. И отбор подобных «творцов» ведется теми, кто управляет методичным уничтожением христианской культуры, владеет мировыми СМИ а, главное – мировыми финансами. Поэтому слава и деньги на подобных творцов сыплются непрерывно. Это происходит и в современном кинематографе, путем целенаправленного отбора на престижных кинофестивалях лент с определенным содержанием. Это тоже тема, которую необходимо более серьезно раскрыть в наших передачах.

Но, главное – все это происходит в рамках ментальной войны, которая ведется против России. И это надо понимать и об этом надо четко и ясно говорить, не боясь быть обвиненным в «отсталости» и «мракобесии», в невежестве и неприятии новаций в современном искусстве.

В конце 2018 – начале 2019 годов «пятая колонна» в творческой среде России активно пыталась протолкнуть свою концепцию закона «О культуре».

До этого руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин выступил на седьмом съезде Союза театральных деятелей России с большой речью против цензуры, то-есть против борьбы государства «за нравственность в искусстве».

Райкин был возмущен:

«Эти, так сказать, наезды на искусство, на театр, в частности. Эти совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные, прикрывающиеся словами о нравственности, о морали, и вообще всяческими, так сказать, благими и высокими словами: «патриотизм», «Родина» и «высокая нравственность».

Его возмущала реакция православной общественности на откровенные кощунства на сцене в спектаклях некоторых «модных режиссеров»:

«Вот эти группки оскорбленных якобы людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки, очень нагло себя ведут, к которым как-то странно нейтральна власть — она дистанцируется. Мне кажется, что это безобразные посягательства на свободу творчества, на запрет цензуры».

Райкин стращал своих коллег тем, что страну возвращают даже не во времена застоя, а в еще более давние — в сталинские времена. Потому что наши непосредственные начальники с нами разговаривают таким сталинским лексиконом, такими сталинскими установками, что просто ушам своим не веришь!»

И, внимание, послушайте что говорит Райкин:

«Потому что словами о нравственности, Родине и народе и патриотизме, как правило, прикрываются очень низкие цели. Не верю я этим группам возмущенных и обиженных людей, у которых, видите ли, оскорблены религиозные чувства. Не верю! Верю, что они проплачены. И не надо (неразборчиво), что церковь будет возмущаться. Ну, ничего!»

Райкин отстаивал право издеваться над русской классикой, утверждая, что это их право:

«Почему-то и здесь начинаются предложения установить возможную границу трактовки классики. Ну зачем президенту-то устанавливать эту границу? Ну зачем его в эти дела… Он не должен вообще этого понимать. Он не понимает — и не нужно ему понимать. И вообще, зачем устанавливать эту границу? Кто на ней будет пограничником? Ну, не надо этого. Пусть трактуют. Кто-то будет возмущен — замечательно».

Но дело в том, что в советское время, которое так не любит Райкин, такие режиссеры, как Товстоногов, Гончаров и другие, могли ставить замечательные спектакли, по-своему, интересно раскрывая мысли Чехова и Островского, не издеваясь «вольными трактовками» над смыслом пьесы, который вложил в свое произведение автор.

В этом проекте закона о культуре, который пытались протолкнуть представители «пятой колонны» было сказано, что: «По отношению к культуре у государства есть обязанность: создавать благоприятные для культурного развития политические, законодательные и экономические условия».

Но, внимание! При этом: «…органы власти и управления не имеют права вмешиваться в творческую деятельность, либо в содержание профессиональной культурной деятельности ни в форме указаний, приказов и требований, ни в форме увязки объемов государственной поддержки с содержанием творческой либо профессиональной культурной деятельности, ни в форме принятия кадровых решений в связи с содержанием творческой либо профессиональной культурной деятельности».

🔥87 просмотров
Страницы ( 1 из 2 ): 1 2Следующая »
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомить о

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Леонид Долматов
Леонид Долматов
4 месяцев назад

Очень правильная статья. Необходимо возрождать, увы,уже возрождать, пока еще не безвозвратно потерянную систему образования, вести работу с молодежью. В общем статья насквозь правильная!