КАК КПРФ МОЖЕТ ПОБЕДИТЬ НА ВЫБОРАХ

Сергей Черняховский, доктор политический наук, профессор, действительный член Академии политических наук

Проблема КПРФ на сегодняшний день заключается не в том, что она выдвинула, как подчас считают, спорного кандидата в президенты.

Кто-то сочтет странным “выдвижение от компартии капиталиста” — но капиталистами были и Роберт Оуэн, и Фридрих Энгельс, и многие активные члены компартий в Западной Европе. Проблема также не в том, что у этого капиталиста были счета в зарубежных банках — что вообще не удивительно и естественно. Странно, если бы их не было. 

Дело вообще не в этом. Дело в том, каково состояние КПРФ как таковой и почему ее не видно в текущей политической и социальной жизни страны. У нее есть пресса, у нее есть неплохой телеканал (много лучше, чем пресса), у ее идеи — масса симпатизантов.

 Данных подобного рода — нескончаемо много. Но проблема в том, что КПРФ сегодня радуется, если получает более 15 % от двух третей, пришедших на выборы, а поддержка ее лидера — колеблется на уровне 10 % от всех избирателей.

КПРФ — конечно, не КПСС. И не РСДРП(б).

Одна из “родовых проблем”: в КПРФ в начале 90-х годов были объединены те члены КПСС, которые хотели остаться верными своей совести, сохранить перед собой право называть себя коммунистами и членами партии — но при этом по-прежнему действовать законно, легально и ни коем случае не остаться “незарегистрированной” либо “запрещенной” партией.

Это было их право выбора, но это означало, что в КПРФ по определению были собраны люди умеренного темперамента, не ориентированные, подобно их предтечам, на изменение мира — но на подчинение существующим в нем обстоятельствам. Не преобразователи. 
И это стало их первой проблемой.

Шествие партии КПРФ в Иванове
 
Вторая проблема заключалась в том, что и в целом в комдвижении оказались в основном люди позднесовесткого консервативного темперамента, больше ориентированные на “сохранение и улучшение”, на размеренную спокойную добросовестную работу — но не на борьбу и противостояние. Причем собраны эти вполне консервативные люди были под знамя самой накаленной и радикально-авангардистской идеологии (при этом — конструктивно созидательной), когда-либо существовавшей в истории.
 

Третья: этот состав, воспитанный в условиях отсутствия политической борьбы с одной стороны и наличия сакрально-исторических картин с другой — свято верил, что победу в борьбе дают политически грамотные лозунги. И он готов был повторять призывы, давшие победу большевикам, думая, что эти лозунги равносильны словам: “Сезам, откройся”, — и если после их произнесения ничего не происходит, значит, просто слова были произнесены не с той интонацией, не с тем акцентом либо недостаточно громко. И коммунисты продолжали тренироваться в их скандировании.

И при этом никак не хотели понять, что реальная победа большевикам давалась не декларациями — а выматывавшей и доводившей до инсультов и нервных срывов работой на грани нервных и физических возможностей человека.

Четвертая: не очень понимая, в чем именно заключается практическая политическая работа, низы в КПРФ ждали решительных слов и действий от партийных верхов, видя свою задачу в обсуждении на партсобраниях событий, действий власти и собственного руководства — и принятии резолюций с обращенными к ним требованиями и указаниями. А верхи КПРФ — плохо понимая, как организовать активность и текущую работу масс — требовали от них послушности, одобрения и дисциплинированного выхода на календарные мероприятия.

Пятая. В частности, в силу вышеописанных моментов массив КПРФ постоянно отталкивал от себя ту относительно энергетическую и тяготевшую к активности часть, которая там все таки накапливалась: конфликты со сторонниками более левых компартий, борьба со сторонниками восстановления не российской компартии, а КПСС, раскол с руководством СКП-КПСС и его свержение, раскол с собственным активом после разгрома на выборах 2003 года. Затем — доходящая до клоунады “борьба с неотроцкизмом” 2006-07 гг., когда руководство КПРФ разгромило свои же наиболее сильные и наиболее активные партийные организации (Москвы, Ленинграда и т.д.) и изгнало из партии ее наиболее активную часть.

Остатки авторитета в массах КПРФ потеряла, когда в момент угрозы правого государственного переворота 2011-2012 гг. так и не определилась со своей позицией. Руководство партии не решилось возглавить “антимайданное движение”, и КПРФ оказалась не представленной на перевернувшем ситуацию митинге на Поклонной Горе.

Митинг “Нам есть, что терять” на Поклонной горе. 2012 год
 

Шестая. Если средний возраст делегатов Шестого съезда РСДРП (б), принявшего августе 1917 года курс на вооруженное восстание, был 25 лет, — в КПРФ это может быть разве что средним возрастом ее молодежной организации. КПРФ понимает, как нужна ей молодежь, тянется к молодежи — но, с одной стороны, не знает, чем ее массово привлечь, с другой, когда она приходит — видит в ней не ударную часть партии, а учеников, чье дело — уважение к старшим и послушание.

Выдвигая постоянно в общем-то правильно-грамотные слова программы и своих призывов, КПРФ никак не может найти ни Большие Проекты, которыми она могла бы увлечь общество, ни современно-интеллектуальную лексику, ни те рубежные задачи, которые с ее точки зрения нужно решить обществу.

КПРФ, успешно пройдя сложные испытания начала 90-х гг. — по ряду причин стала не политической, а социокультурной партией. 

Политическая партия опирается на социально-экономические интересы классов и слоев и выражает их в своей политической борьбе за власть. Социокультурная же — защищает привычные слова, образы и имена: моменты и интересы социокультурных привычек и предпочтений.

Она стала защитником слов и образов — а не интересов и мечтаний. Но именно эти приводные рычаги интеграции — легче всего перехватываются противником, если он начинает борьбу за более значимые для него начала.

И КПРФ, оправданно защищая и апеллируя к образам прошлого — проиграла борьбу за презентацию образов будущего.
Что общество услышало от КПРФ в ходе президентской кампании 2018 года? Что она призывает создавать народные предприятия, национализировать крупную промышленность и бороться с преступностью. Ни классовой революции, ни просто конструктивной амбициозности созидания.

Что общество узнало о Программе Путина: что он призывает развернуть освоение неосвоенного пространства страны, осуществить технологическую реконструкцию производства, структурно поменять тип занятости, обеспечить изменение системы здравоохранения с установкой на повышение средней продолжительности жизни свыше 80-лет, продолжение программы освоения Космоса и т.д. 

И узнало, чем он обеспечит безопасность реализации этих проектов.

Тут дело не в том, кто прав (или нет), что хорошо (или нет). Дело в том, что на этом фоне в плане восприятия — наследником масштабных проектов большевиков выглядит скорее Путин, но никак не КПРФ.

К кому из них сегодня скорее подошли бы слова Уэллса “Кремлевский (московский) мечтатель?”. Явно не к лидерам компартии.

Участники акции протеста “За социальную справедливость” в Москве, организованной КПРФ и левыми движениями. 3 февраля 2018

Выживет ли КПРФ после выборов? Выживет. Вопрос, в каком она будет состоянии. Хуже, чем сейчас, ей вряд ли будет: хуже сделать очень сложно, пока есть люди, “хранящие в Компартии” свою память о лучшей жизни страны. Лучше — сделать можно, но, может быть, не менее сложно. Для этого ей нужно разрешить свои внутренние противоречия:

— между предельно консервативным темпераментом состава партии и попыткой действовать от имени самой радикально-преобразующей идеологии;

— между состоянием “социокультурной партии” — и попыткой иметь место в политической жизни;

— между провозглашаемой претензией на сущностную антисистемность — и желанием иметь удобное положение в системе;

— между претензией на историческую преемственность “несгибаемых большевиков” — и имманентной установкой избегать лобовых столкновений и готовностью свернуть в самый решающий момент.

Может ли КПРФ стать реальным конкурентом партии власти и обеспечить создание в стране двупартийной системы? Очень маловероятно: для этого нужно поменять чуть не весь состав руководства партии и изменить ее членский состав.

Может ли КПРФ победить на парламентских выборах в стране? Может. Если В.В. Путин вступит в ее ряды и возглавит ее предвыборный список.

РИА Новости https://ria.ru/analytics/20180314/1516247254.html

 

🔥145 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.