АЛЕКСАНДР РОДЖЕРС: О НОВОЙ СТАРОЙ ИДЕОЛОГИИ РОССИИ

Отражение внешней агрессии важнее любых внутренних противоречий – если бы победили те, кто считает наоборот, то России бы уже давно не было. На этом стояла, стоит и стоять будет русская земля.

В последнее время я был предельно приземлённым в своей работе. ВВП, ЗВР, объёмы грузоперевозок, потребление электроэнергии, вклады населения, зарплаты, рабочие места, объёмы производства, резервные ёмкости и тому подобные вещи. Экономика, статистика, немного социальной психологии, всё максимально прикладное.

Но я вижу определённый вакуум, который почти не берётся заполнить. А те, кто берутся, явно это не вытягивают.

Я говорю про идеологический вакуум.

Почему не вытягивают? Потому что озвучивают свои хотелки. Один хочет монархизьма, второй «православие или смрт», третий «коммунизм прямо после обеда», четвёртый и вовсе «внешнее управление». А уж пятый продвигает, что за право называться русским нужно платить. И платить, конечно, непременно ему.

Это их хотелки, не более. Потому и не убедительны.

И никто не спрашивает «А что нужно стране и народу?». Для выживания в современном стремительно дичающем мире – в первую очередь. И для развития в будущем (уж извините) – во вторую.

Идеология не должна быть «за всё хорошее и против всего плохого». Она должна определять, что хорошее, а что плохое.

И должна отвечать на два вопроса: «Кто мы?» и «Куда идём?». Фундамент и здание. Корни и… звёзды.

Чаптер 1. Личная мотивация

Любой человек, который пытается писать идеологию (если он, конечно, не делает это по заказу ради денег, то есть подходит к вопросу формально-пофигистически), отображает в этой идеологии свою собственную систему ценностей и смыслов.

Я не исключение. И поэтому начну с личного (чтобы была понятна логика моих рассуждений).

1. Первая книга, которую я отчётливо помню, и которую до сих пор люблю – это «Русские богатыри».

Вот такая же потрёпанная, как на картинке, потому что к моменту моего рождения ей уже было 20 лет.

И она же – первая книга, которую я читал своему сыну. Читал, когда ему ещё не было и года. Чтобы на подкорку, чтобы «с молоком матери». Корневые смыслы.

2. Одно из первых сознательных воспоминаний. Мне года четыре. Мы с отцом смотрим хоккей. Вот не помню, что это было – или чемпионат мира, или турнир на приз газеты «Известия», не важно. И «Красная Машина» в очередной раз всех раскатала. В финале – канадцев.

И на награждении поднимают моё красное знамя и играет гимн СССР. И я стою по стойке «смирно» и пою гимн вместе с командой. Родители улыбаются, что я серьёзный такой, а я не понимаю, что смешного – это гимн моей страны, могучей и сильной, мы победили. Это правильно.

Я очень рад, что музыка современного гимна России осталась той самой, прежней. Пусть и с новыми словами.

Но, признаюсь вам, я всё равно всегда пою тот самый гимн, где «сплотила навеки Великая Русь» и «на правое дело он поднял народы, на труд и на подвиги нас вдохновил».

3. Как я уже пару раз писал, на меня в своё время произвела большое впечатление одна книга. Читал я много, запоем, по 300-400 страниц в день, самой разной литературы – от философии и до научной фантастики.

Но отдельно выделялась «Оборона тупика» Максима Жукова. Читал я её в 2007 году, практически сразу после её публикации.

Это формально фантастика. Но книга описывает Россию нашего времени, какой она была на начало двухтысячных – с засилием американских советников во всех министерствах, с семибанкирщиной и бандитизмом, отсталую технологически, подавленную, побеждённую, исполненную депрессивности и безнадёги. Если кто-то уже забыл это ощущение, то я его прекрасно помню.

И книга предлагает свой выход из такой ситуации – тайный заговор патриотов. Там ещё много различных моментов, типа Статистической Системы или предсказания изменения климата.

Но самая главная мысль, на мой взгляд, заключалась в другом (и это отображено в названии).

Россия может быть какой угодно с точки зрения остального мира – варварской, отсталой, «неэффективной», развивающейся в тупиковом направлении и так далее. Но это наш тупик, и мы его обороняем.

Наплевать на мнение и отношение всех остальных, мы – это мы. И мы идём своим путём.

И можете плеваться, обличать, стыдить, угрожать, истерить, плакать, визжать, биться в припадках и грызть локти – мы всё равно будем идти своим путём.

4. Тесно переплетается с предыдущим пунктом. Сейчас куча наёмных пропагандистов вперемежку с малолетками, которые никогда не жили в СССР, пытается рисовать некий идеальный Советский Союз, «который мы потеряли»(тм)

В этом они ничем не отличаются от булкохрустов, которые пытаются рисовать такую же идеальную Российскую Империю, «которую мы потеряли»(тм)

Ни те, ни другие на самом деле не любят страну, в которой живут. Потому что те страны, которые они любят, никогда на самом деле не существовали.

СССР не был идеальным. Даже и близко. Там, как и в любой другой стране, было много хорошего, доброго и светлого. И куча недостатков. Туева куча.

Престарелые маразматичные правители (прямо как в США сейчас), устраивавшие «гонки на лафетах». Закостенелая система управления. Кадровый отбор, который возвышал негодяев типа Горбачёва, Ельцина и Ходорковского. Огромные дисбалансы в экономике, которые приводили к маразму типа пустых полок в магазинах и отсутствия туалетной бумаги (как тогда шутили, она вся уходила в колбасу). И многое другое.

Но знаете что? Мне было плевать на все эти недостатки – я всё равно любил свою страну.

Потому что настоящая любовь безусловна. Как только начинается «я люблю тебя, но» или «я люблю тебя, если», то это не любовь.

Равно как и вся эта убогая фигня типа «люблю страну, но ненавижу государство» – это примитивная ложь, потому что страна без государственных институтов невозможна (нет исторических примеров). Все попытки построить анархистские химеры оказались нежизнеспособны и сдохли в мучениях (будь-то «табориты» в Чехии или прудонисты в Париже).

Идеальных стран не бывает. И в любой стране есть свои обиженки. В СССР они тоже были (и диссиденты, и уголовники, и деклассированные элементы, и просто ноющие неудачники). Вот если обиженки дорываются до власти – страна разваливается.

СССР не был идеален. Но его недостатки не являлись основанием для того, чтобы его уничтожать.

Современная Россия не идеальна. Но её недостатки не являются основанием для того, чтобы её уничтожать.

Улучшать, украшать, развивать – это сколько угодно.

Но не разрушать, не убивать, не предавать.

Если кто-то считает, что «Россия будет красной или безлюдной» или «Можно убить половину русских, лишь бы наступил коммунизм», то он ничем не лучше Бандеры или Шухевича.

И сейчас, глядя через столетия русской истории, мы можем уверенно говорить, что нет ничего страшнее для России и её народа, чем Смута.

Ну и раз мы уже затронули тему истории, то нужно выработать общее правило для оценки исторических персонажей.

Борьба за власть – это ладно, это понятно. В Китае Мао и Чан Кайши обоих считают патриотами. Как говорят китайцы «просто они по разному видели будущее Китая, и это была борьба двух проектов».

Но ни один китаец не будет считать патриотом кого-то, кто служил японцам во время Второй мировой войны.

Это мудрое отношение, и мы должны оценивать своих исторических личностей также.

Емельян Пугачёв и Степан Разин боролись за власть, но они никогда не переходили на сторону других стран. Деникин боролся против большевиков, но не стал служить нацистам.

Ленин захватил власть, но он отразил все иностранные вторжения. Великий князь Александр Михайлович, который потерял из-за Ленина своё положение и богатство, искренне переживал за его успехи, потому что это были успехи России (цитата: «На страже русских национальных интересов стоял никто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской Империи, апеллируя к трудящимся всего мира»). Это два патриота.

Генерал Слащев, который воевал за белых, а потом вернулся в СССР и служил новой, красной России – патриот.

А вот Колчак, который служил британцам и подписал документ, в котором обещал не только «возместить союзникам ущерб, понесенный вынужденными действиями на территории России», но и признать независимость всех государств, возникших на осколках Российской империи – предатель. Потому что Колчак согласился признать распад России – отсоединение Кавказа, Прибалтики, Украины, Средней Азии.

Колчак – такой же предатель, как и Ельцин.

Мазепа служил шведам, воевал против России – и не будет ему прощения.

Маннергейм воевал против России (это перечеркнуло все его бывшие достижения) – и не будет ему прощения.

Краснов и Власов служили нацистам, воевали против России – и не будет им прощения.

Можно быть триста раз бунтарём, бороться за власть и/или видеть другой путь развития России – но если человек отказывается её защищать или, что ещё хуже, действует против неё в интересах третьих стран – он враг, предатель и вырусь.

Когда мы определились с этим, можно переходить собственно к доктринальной части. Но это уже во второй части.

Чаптер 2. Доктрина Осаждённой Крепости (ДОК)

Как я уже говорил в первой части, идеологическая доктрина современной России должна строиться не на чьих-то хотелках, а на объективной реальности, на неразрывной связи прошлого, настоящего и будущего.

И если мы окинем взглядом тысячелетнюю историю Руси, то увидим, что мы всегда были осаждённой крепостью.

Хартланд (заметьте, это не я придумал, а Хантингтон, вполне враждебный России), Сердце Мира, мост между Востоком и Западом, пересечение торговых путей и слияние нескольких цивилизаций.

Мы и Европа, и Византия, и Орда. Нам не нужно выбирать – мы слияние всех этих цивилизаций, породившее нашу собственную, особую, впитавшую в себя всё самое лучшее из всех остальных (если бы не впитали, то не выжили бы).

Хотите, я покажу вам русскую душу? Вот она, смотрите!

 

 

Эту песню, кстати, пел полковник Исаев 23 февраля 1945 года. А это исполнение погибшего в авиакатастрофе хора им. Александрова.

Русь – бескрайняя, Русь – необъятная. Русскому слишком тесно в рамках национального государства, русский может быть только имперцем.

Русские впитали в себя и варяжские дружины Рюрика, и казанских татар, и прусский милитаризм Бенкендорфов и Миллеров, и охотников-снайперов крайнего Севера – и всех их превратили в русских. И даже арапчонка Сашу Пушкина сделала русским Арина Родионовна.

И суровые поморы, и мастеровые Урала, и степные казаки Краснодарского края – это всё русские.

Недавно у нас был разговор про роспись. Мы и гжель, и палех, и хохлома, и жостов, пижма, и вятка, и шекснинская, и мезенская, и городецкая, и обвинская, и гуслицкая… да все и не перечислишь – и все русские.

Сталкиваясь с новым врагом мы изучали его силу и превосходили его в этой силе. Ордынцев превзошли в набегах, шведов и пруссаков превзошли в муштре, французов превзошли в штыковой атаке, немцев превзошли в техническом гении. Турков просто били, игнорируя их численное превосходство.

А поскольку мы владеем Сердцем Мира, Хартландом, то тысячу лет нас почти непрерывно пытались завоевать. И несколько раз это даже удалось сделать – но никому не удалось удержать.

У нас все герои – Защитники! Илья Муромец, Святогор, Микула Селянинович, Добрыня Никитич… Гражданин Минин и князь Пожарский. Денис Давыдов и Василиса Кожина. И миллионы наших героев из «Бессмертного полка».

В этом месте ошиблись создатели «Доктрины 77», озвученной несколько лет назад Охлобыстиным (я тогда рвал и метал, меня переполнял гнев, как можно так жестоко промахнуться). Они и символику взяли правильную (двухголовую имперскую аквилу), но при этом попытались объявить нас Хаосом!

Мы – Порядок. Мы идём в дикую природу и меняем её. Мы строим города и дороги, мы распахиваем поля и меняем течение рек, мы учим другие народы грамоте, культуре и науке, мы строим школы и больницы.

Мы – Империум Человечества! Мы – осаждённая крепость! Мы – катехон! Мы не даём хаосу победить и погрузить человечество во мрак!

Сегодня мы противостоим не только различным многочисленным извращениям, но и попыткам возрождения нацизма. Уже как минимум несколько лет США и их марионетки противостоят регулярным усилиям России провести через Совет Безопасности ООН резолюции по усилению борьбы против неонацизма.

Мы защищаем само понятие нормы. Потому что так называемая «толерантность» пытается сделать нормой сексуальные девиации, гомосексуализм, педофилию, употребление наркотиков, придумывает и внедряет эвфемизмы типа «бодипозитивный» или «альтернативно одарённый» вместо «жирный» и «дебил». В медицине и психиатрии идёт целая война по превращению множества откровенных девиаций в «вариант нормы». Уже на уровне классификации. Отдельные западные «учёные» уже начали продвигать даже «каннибализм – это допустимо».

Они пытаются искажать и уничтожать значение слов и смыслов, извращать термины, менять трактовки явлений, переписывать историю.

Третий Рим – это тоже про осаждённую крепость. Два Рима пало, а Третий стоит. И пока он стоит – человечество не скатится в тёмные века и вечную ночь.

Государство в России может быть только сильным и централизованным, иначе вторжение не отразить.

Кстати, Государство Российское стоит на двух столпах – на «глубинном русском народе» и «на глубинном государстве» (опричнине, охранке, ВЧК, ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ, ФСБ).

Когда контрразведка (как бы она не называлась) справляется с вредителями и шпионами – всё хорошо и спокойно. А когда проваливает, как при Николае Втором, или ей запрещают разработку партийного аппарата, как при Хрущёве – вот тогда жди беды.

Потому что силой осаждённую крепость не взять, ей опасна только хитрость врагов и глупость своих.

Я тут вообще ничего нового не придумываю, просто собираю в одном месте то, что до меня говорили и писали многие другие. Просто они делали это разрозненно, а я концентрирую в рамках одной Доктрины.

Русское мессианство не имеет ничего общего с британским «бременем белого человека». Мы не грабим других, мы не правим другими, мы делаем всех равными.

Нет ни эллина, ни иудея. Потому что все будут русскими. Шутка. Или нет?

Мы всегда расширяли свои границы не ради грабежа или завоеваний. А чтобы обезопасить Сердце. Наступали туда, откуда шла угроза. Замиряли налётчиков и кочевников, отбрасывали и наказывали завоевателей.

Сейчас безопасность определяется временем подлёта ракет. И нам, возможно, снова придётся двигать границы, чтобы увеличить это время (причём двигать границы можно не только военным путём, только за последние годы несколько стран значительно расширили свои территории мирными способами). Не ради завоеваний, не для грабежа или угнетения, а ради безопасности.

Если кто-то из называющих себя левыми попытается найти тут «империализм» или ещё что похуже, то им стоит вспомнить, что в схожей ситуации возможной большой войны Сталин вёл себя аналогичным образом – максимально отодвигал границы от самых чувствительных мест страны.

Некоторые персонажи или даже целые группировки пытаются убедить нас, что Земля – это волшебное место, где единороги кушают радуги и какают бабочками (это цитата). И что «на Западе никто не желает нам зла, они хотят видеть процветающую Россию». Но это открытая ложь.

Агрессивные намерения США и некоторых других стран вполне очевидны. Это видно по их пропаганде, риторике их официальных лиц, по их доктринальным документам, по расходам на вооружения (на порядок превосходящим российские) и по усилиям по наращиванию вооружений.

А также по активной поддержке русофобских режимов на периферии Российской Федерации и деструктивных сил внутри самой России.

Отрицать угрозу со стороны Запада может либо предатель, либо дурак. Что в таких обстоятельствах почти одно и то же.

Призывы отдельных особей «не защищать неправильное Отечество» и/или «игнорировать внешнюю угрозу и сосредоточиться на раздувании внутренних конфликтов» – это чистой воды власовщина и троцкизм, и также являются предательством.

Мир – это суровое место, где разные страны, народы, альянсы, корпорации и группировки ведут непрерывную борьбу между собой.

Одни страны готовы взаимодействовать на солидарной основе, предполагающей взаимовыгодное сотрудничество (как китайская концепция «сообщества общей судьбы»), и с этими странами возможна кооперация и объединение в различные организации и союзы. Это игры с ненулевой суммой, и тут возможны стратегии «win-win».

Другие же страны привыкли паразитировать и стремятся к угнетению, а своё процветание видят исключительно за чужой счёт. Они ведут игры с нулевой суммой, кооперация с такими странами невозможна – с ними можно только конкурировать и бороться.

Любые модели или идеологии, которые подразумевают только одну из данных стратегий (или войну против всех, или дружбу без разбора) – заведомо ущербны и ложны. Я всегда думал, что такие вещи должны быть очевидны всем, но оказывается, что существует масса сектантов, которые слепо повторяют догмы, игнорируя реальность и здравый смысл.

Этолог Докинз доказал, что самая эволюционно стабильная стратегия (ЭСС) – это стратегия «злопамятного». Когда вы каждый раз зеркалите действия других участников процесса по отношению к вам. На добро отвечаете добром, а на зло – соответственно.

А стратегия «простака», которую нам предлагают под видом «либерализма» и «толерантности» – всегда проигрывает.

Доктрина Осаждённой Крепости подразумевает, что нам нужны союзники. Но объединяться нужно лишь с теми, кто разделяет наши ценности, принадлежит к лагерю Добра, Света и Порядка.

С паразитами и людоедами объединяться нельзя, и нужно быть перманентно готовыми к их возможному коварному нападению.

Враг у ворот, и он там уже тысячу лет.

Доктрина Осаждённой Крепости подразумевает особый набор ценностей и поведенческих норм. Но о них в следующей части.

Чаптер 3. Ценности и поведенческие нормы

Главная роль, доминирующая – защитник. Защитник детей, женщин, семьи, народа, Родины.

Из этого автоматически (и логически) выводятся следующие черты:

— альтруизм, вплоть до самопожертвования;

— примат общественного над личным;

— коллективизм.

Думаю, это очевидно, и объяснять «почему?» не нужно. Иначе просто всех завоюют и уничтожат.

Это также подразумевает готовность власти делить с народом как радости, так и горести.

Следующий обязательный элемент – это служение. В том числе тот самый принцип «гражданство за службу» (как во многих успешных цивилизациях прошлого), сторонником которого я много лет являюсь.

Служба может быть как военная, так и гражданская. Но обязательно добровольная – это должен быть сознательный выбор каждого (но если не служил, то и не можешь голосовать и/или избираться).

Но служение в более широком смысле – это приносить пользу. При любом общественном строе: феодализме, капитализме, социализме.

При Петре Первом или Иване Грозном можно было быть боярином или купцом и богатеть в своё удовольствие. Но если кто-то поставлял армии гнилой провиант или флоту плохой лес и некачественные верёвки – того вешали.

И позже, как только дворянство отказалось от службы, сохранив при этом привилегии, оно превратилось в класс-паразит, который вскоре снесли за ненадобностью.

Сейчас у нас наметилась очередная паразитарная прослойка, которая хочет только получать, но ничего не давать взамен (вернее, ещё и гадить) – это «творческая интеллигенция». И есть ощущение, что там грядут серьёзные «чистки».

Природа не терпит пустоты, а любой организм стремится избавиться от паразитов.

Потому что будь ты торговец, предприниматель, чиновник, депутат или артист – ты должен быть полезен обществу.

А если ты не хочешь защищать Родину и приносить пользу, то добро пожаловать во французы, Кайл! Вуле ву куше авек туа? На лыжи и под горочку!

Отражение внешней агрессии важнее любых внутренних противоречий (если бы победили те, кто считает наоборот, то России бы уже давно не было).

На этом стояла, стоит и стоять будет русская земля.

Александр Роджерс

🔥116 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.