ВАРВАРЫ, ВАМПИРЫ, АНГЛИЧАНЕ: О КОНЦЕ ПИРАТСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Варвары, вампиры, англичане: о конце пиратской цивилизации

Глядя на то, что происходит в Великобритании, становится особенно жалко любителей того извода теории заговора, в котором всем миром, включая Россию и Луну, управляют хитромудрые породисто-элитарные джентльмены с Туманного Альбиона при помощи своих добби и берриморов.  

Только что глава британского МИД Борис Джонсон в интервью Жанне Немцовой взял да и заявил, что у английской химической лаборатории, так удачно расположенной как раз возле Солсбери, в коллекции есть образец вещества, которое они называют «Новичок». То есть полностью признал правоту российского представителя в ООН Василия Небензи:

«— …Меня по-настоящему огорчило то, что произошло. Но когда я посмотрел на свидетельства, я имею в виду выводы специалистов из лаборатории «Портон Даун»…. — Значит, у них есть образцы? — Да. И они в своих выводах были совершенно категоричны. Я спросил ответственного: вы уверены? И он ответил, что сомнений нет…»

При просмотре этого интервью я мучился каким-то несформулированным вопросом и только к концу понял, в чем дело. Я пытался понять, где г-н Джонсон прячет оселедец и как должна выглядеть английская вышиванка.

То, что мы видим сейчас, даже близко не лежало к коварству и элитарности. Это какой-то слоновий такт, страусиная отвага и компетентность вот просто до боли знакомого уровня. От Великобритании, с ее туманами, джентльменами, овсянками, королевой и Бейкер-стрит, — чудовищно несет думкой, перемогой и цибулей с салом.

Хутором.

Невольно возникает вопрос: как смогли докатиться до этого люди, вроде как наследующие Киплингу?

Давайте отвечать. У меня, как вы понимаете, есть гипотеза.

Оленю не нужны клыки

Дело в том, что искусство управления, интриги, политики и всякое прочее джентльменство, элитарность и коварство — это результат глубокой специализации. То есть качественно проведенного разделения интеллектуального труда. Как правило, разделение интеллектуального труда тем глубже, чем больше продукта общество может потратить на интеллигенцию.

Собственно, это и есть ответ.

Огромные колонии позволили Британии не просто совершить так называемое первичное накопление капитала, но и за счет больших излишков произвести из своей интеллигенции ее специфическую форму — яйцеголовых, настроенных на создание философии управления.

А поскольку Британия — это именно колониальная империя, в основе экономической модели которой лежит чудовищная эксплуатация населения туземных провинций, включая торговлю опиумом и рабами, то и философия управления (культурная надстройка) сложилась в точном соответствии с базисом — коварная, шовинистическая и бесчеловечная.

«Бремя белых», оно такое.

Британия действительно правила половиной человечества — и это не могло не породить соответствующих специалистов. А те, в свою очередь, не могли не повлиять на собственную культуру.

Но подобно тому, как британская элита управляла половиной планеты, так и британская интеллигенция являлась, по сути, колониальным менеджером. Со всей сопутствующей философией угнетения и порабощения.

То есть в британскую культуру намертво зашито представление о человечестве не как о едином субъекте, а как об охотничьих угодьях, на которых одна цивилизация питается другими. И пресловутые британские двойные стандарты в этих условиях — это никакое не лицемерие, а, напротив, сияющая откровенность.

Оленю не нужны клыки. Он — добыча. Так устроено природой, а следовательно, справедливо.

Мир в рамках этого мировоззрения — добыча, которую надо догнать, убить и съесть. Или покорить, поработить и эксплуатировать. Это философия набега и разбоя.

Ярость норманна

Ирония в том, что Британия, а затем США, в конце концов создали целую цивилизацию набегов — то есть цивилизацию варварства.

Викинги, торговцы (те же пираты, только иногда еще и торгуют) и пираты (почти как торговцы, когда сбывают награбленное) завоевывали, покоряли континентальные крестьянские страны, вывозили все ценное домой, чтобы повесить над камином. Постепенно укоренялись, принимаясь доить и защищать присвоенное. Остепенялись.

Тогда на французских ли виноградниках, на русских ли ржаных полях наступали покой и даже сытость. Но откуда взяться покою и сытости на перенаселенных островах?

Хищник обрел лоск и манеры, ни капли не изменив первоначальной сути. Была создана цивилизация-викинг. Но уже не с драккарами и мечами, а с огнестрельным оружием, парусным, а затем и паровым, а потом и атомным флотом. И тогда индусы с китайцами узнали на себе все прелести людей, от которых в Ирландии молились так: «От ярости норманнов избавь нас, Господи».

Вот почему в Британии так любят пиратов, викингов и вампиров. Особенно вампиров и особенно в последнее время. Потому что вампир — вечно молодой, умный, могущественный, прекрасный, богатый и изысканный, питающийся людьми. Это то, как они романтизируют себя. Такой они видят элиту мира.

Частная проблема Британии еще и в том, что место первого хищника и настоящий, полноценный грабеж у них были отобраны по итогам Второй Мировой войны. А несуверенному государству, которое больше не первый хищник, а миньон при первом хищнике, — и хищная интеллектуальная элита не положена.

Поэтому старую британскую элиту в течение нескольких поколений меняли на людей с психологией «отличников» — всегда и во всем согласных с учителем и готовых стучать на смутьянов. Настоящие же интеллектуалы разбоя и грабежа перекочевали в США.

Главная проблема цивилизации варваров в том, что мир перестал быть охотничьими угодьями. Мир — глобализирован. Он един и не хочет больше быть добычей и жертвой.

Без крови вампир хиреет и начинает разлагаться. Упадок происходит во всем, включая интеллигенцию и управляющий класс. То, что начиналось с Рузвельта, — заканчивается падающей в обморок Клинтон. В Великобритании примеры еще более печальные, взглянуть хотя бы на собеседника Немцовой.

Они все еще могут убивать и грабить. Но хватка уже не та, а их положение не бесспорно. Именно поэтому исключительная нация должна все время напоминать миру о своей исключительности. Просто так мир уже не помнит.

Мир — больше не добыча

Для нас в этой истории важны три вещи.

Первая: Россия — это полный антагонист цивилизации викингов.

Россия тоже включила в себя массу народов. Но ни один из них не был порабощен и даже ограблен. Эти народы включались в общий проект грандиозного строительства империи без колоний. А русская культура в этих условиях стала культурой-педагогом.

Иными словами, Россия превращает то, что было пригодно для грабежа и эксплуатации, — в то, что непригодно для этого. Россия портит мир-добычу. Поэтому Россия — онтологический враг варвару-пирату.

Вторая вещь заключается в том, что Америка — это и есть господство. Нет господства — нет Америки, самой ее сути. Нет той элиты и того общества, о котором мы разговариваем. Стать «как все» означает для них стать как их пища. Прекратить быть собой. Утратить свою самость. То есть просто перестать быть.

И вот вопрос — а нужен ли им мир, в котором их нет? Нужен ли им мир, над которым они не могут властвовать?

Владимир Путин задавался вопросом «Нужен ли нам мир, если в нем нет России?». Чтобы такой мир наступил, Россию надо уничтожить физически. А для того, чтобы наступил мир без Америки, по мнению современной американской элиты, достаточно просто лишить Америку господства. Но нужен ли им такой мир?

И третье: США все же слабеют, и Британия может сейчас поднять голову, которую была вынуждена преклонить в 1945-м. Совершится ли это, будет понятно по тому, какую элиту в ближайшие 10 лет станет воспроизводить Лондон. Элиту ли «отличников», которая сейчас пытается заниматься политикой? Или на мир снова посмотрят глаза «ярости норманна»?

Увидим.

Роман Носиков, РИА ФАН

🔥42 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.