СЮРПРИЗ ОТ НИЧТОЖНОЙ РОССИИ ВЕЛИКОЙ БРИТАНИИ

Британский виток международного «рашагейта» вызвал в России явное недоумение — что доказывается гигантским количеством озвученных версий на тему «чего это они».

Прежде такого недоумения русофобия у русских не вызывала. Раньше всё было понятнее.

Когда «вопль-кампании» прокатывались по западным институтам и их российским прокси лет двадцать назад, в годы Второй Чеченской — они имели непротиворечивое объяснение. Запад не желает, чтобы полуразобранная Россия собиралась заново, и делает для этого что может. А мог он тогда довольно много — мы были бедны, мы были должны, многократно кинуты и зависимы настолько, что получали от него же продовольственную помощь.

Когда аналогичная волна прокатилась спустя почти десятилетие, летом 2008-го — она тоже имела непротиворечивое объяснение. Это была реакция удивления на слишком быстрый и бесславный финал грузинского блицкрига. Отдельной строкой проходило изумление тем, что Россия вообще отважилась отреагировать.

Затем, в 2010-х, русским пришло время недоумевать. Потому что западные партнёры начали проводить кампании, с точки зрения здравого смысла ставящие цель «создать себе же проблемы».

Российские представители на словах, на пальцах и чуть ли не в картинках объясняли партнёрам, что иметь дело лучше со стабильной и цельной страной, чем с аморфным диким полем на месте ядерной державы. Указывали на успешно раздербаненные Ливию и Ирак и интересовались, какого черта повторять это в других местах с заведомо худшим эффектом. Западные партнёры смотрели сквозь — и продолжали со странным упорством финансировать в России множественные сепаратизмы, гражданские институты антигосударственной мысли и даже откровенно бессмысленную «антипутинскую оппозицию».

Затем непротиворечивое объяснение было найдено: глобализация просто видит своим врагом национальные государства как таковые. Глобализация равнодушна к нестабильности в каких-то местах — хаос не оказывает ей сопротивления, в отличие от систем. Поэтому метрополия строящейся глобальной империи — США — профессионально занимается экспортом нестабильности туда, где ей противостоят системы.

В эту картину уложились и киевский майдан, и «арабская весна», и санкции-2014. Отечественные комментаторы привыкли к мысли, что идёт идеологическая война между устанавливающейся «глобальной сетевой империей» и «миром наций».

И так продолжалось до тех пор, пока в 2016-м с этой войны за глобальную империю внезапно не сбежала метрополия. После чего тут же выяснилось, что сами американцы в значительной степени воспринимали себя не как метрополию, а как одну из выдыхающихся и эксплуатируемых провинций.

Разумеется, мало кто в России на этом месте решил, что новая холодная война завершается и теперь мы сможем провести «вторую Ялту» – хотя шанс на такое развитие событий все же допускали.

Тот факт, что вместо второй Ялты в Америке началась нелепая пародия на охоту на ведьм и паранойю 1960-х — тоже был понятен. Потерпевшая поражение «глобалистская партия» пытается отыграть всё взад и поэтому развязывает гражданскую войну-лайт. Россия же используется просто как удобное зло, связи с которым так же трудно опровергнуть, как лет пятьсот назад сношения с дьяволом.

За полтора года данной охоты мы к ней привыкли. Примерно раз в неделю в «рашагейте» возникает новый — пусть мелкий — инфоповод, и им пестрят ведущие СМИ. Россия вмешивается в выборы в Германии, Россия вмешивается в Дании, Черногории и даже Мексике (где фаворит президентской гонки Андреас Обрадор, обвинённый в связях с Россией, даже сделал из этого предвыборную фишку и теперь жирно троллит противников, регулярно приветствуя своих сторонников в разных штатах и городках «Здравствуйте, мои русские друзья!») В целом же ритм уже накатался: инфоповод, лёгкий шум, раз в полгода продление санкций, иногда расширение, и жизнь продолжается дальше.

И вот посреди всего этого привычного ритма вдруг сдетонировала Великобритания. Страна, служившая до недавнего времени запасной родиной для значительной части отечественной элиты (остальному российскому обществу, строго говоря, кроме фильмов и книжек от Британии ничего не надо). Причём детонирует с огоньком, с какими-то истериками, обвинениями, нелепыми ультиматумами и даже угрозами.

Если бы это была не Британия, а какая-нибудь Украина — в России никто бы ухом не повёл, но не удивился. Если бы это были США — в России бы напряглись, но тоже не удивились бы.

Но Британия, имеющая репутацию пусть и уже не империи, но всё ещё хитрой и расчётливой нации — сумела удивить.

В итоге были вывалены в огромном количестве версии — от внутриполитических, скажем, «отвлечь внимание от отвратительно проходящих переговоров по Брекситу», до конспирологических, из серии «Англия приступает к ограблению своей русской криптоколонии».

Понятно, что одни версии куда убедительней других.

Но, как представляется, куда интереснее не вопрос «зачем это Англии». Куда интереснее — вопрос «почему Англия отважилась».

Тем более что результат её кавалерийского наскока выглядит, строго говоря, не слишком убедительно. Германия, США и Франция дружно выразили с ней солидарность и призвали Россию объясниться и покаяться. После чего при первой же попытке развить успех и призвать Германию к блокированию реального «Северного потока-2» – Германия отчеканила «это совсем другое». То есть — по крайней мере спустя две недели после начала истерики и спустя четыре дня после «большого британского ответа» – перевести политическую кампанию в экономическую плоскость пока не удалось.

Всё, что получила Великобритания — это естественный посыл от российского МИДа, потеря репутации, практически гарантированный отток русских денег, зеркальные (и даже с небольшим плюсом) высылки дипломатов и горячую поддержку ряда бесполезных восточноевропейских стран.

Так вот — этот результат был вполне просчитываем. Вопрос: почему Англия всё-таки отважилась? Почему какой-то британский министр вообразил, что может требовать объяснений у Москвы? Почему другой министр вообразил, что может велеть Москве заткнуться? Почему третий министр вообразил, что русские не отважатся на ответные меры, и был ими явно удивлён?

Штука вся в том, что восприятие России элитами на Западе, потерявшими интерес к реальной обстановке в мире ещё в начале 90-х, – непрерывно запаздывает на пару десятилетий. То есть в 90-х они всё ещё воображали современную им Россию некоторым, пусть и ослабленным, римейком СССР (военизированное и параноидальное общество с сильными коммунистическими чертами). А в 2010-х до них наконец дошёл более свежий образ разваленной, управляемой олигархами и нищей страны-бензоколонки.

И с этим образом они не желают расставаться. То Б.Х. Обама рассказывает о порванной в клочья российской экономике, то Т. Мэй внезапно объявляет, что российская экономика «вдвое меньше британской» (что враньё даже по номинальному ВВП, а по ППП дело обстоит как раз наоборот) и «мы сделаем жизнь русских ещё хуже».

Кто-то скажет, что этот образ нелогичен, что его нужно как-то примирять с тем фактом, что над всей планетой витает всесильный и вмешивающийся всюду тёмный властелин В.В. Путин.

Однако в действительности непротиворечивость — никогда не считалась ни в британской, ни в американской политике добродетелью. Напротив, вся британская культура пронизана подтруниванием над континентальными европейцами, пытающимися создать некие идеальные системы — вместо того, чтобы действовать по обстоятельствам.

Так что вариант «могучий Путин во главе ничтожной России» вполне нормален.

А поскольку Россия ничтожна и «их олигархи у нас деньги хранят» — то британский политикум всерьёз решил, что на ничтожную Россию можно наехать и прикрикнуть. И та пусть и не выполнит что велено (а велено было признаться в совершенно не нужном России убийстве), но отвечать не посмеет.

…Теперь в британских СМИ, пишущих о российской реакции, ощущается искреннее изумление. Его высказывают политики и эксперты.

Они открыли для себя какую-то другую Россию. Вовсе не ту, что ожидали.

ВИКТОР МАРАХОВСКИЙ

🔥72 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.