РОССИЯ ЗАБИЛА 14 ГВОЗДЕЙ В ГРОБ АНГЛИЙСКОГО ПРЕМЬЕРА

Россия забила 14 гвоздей в гроб английского премьера

На сайте МИД опубликован список официальных вопросов Британии и Франции, ответы на которые загоняют обе страны в политический гроб

Говорят, в старину шулеров в карточных партиях били канделябрами, когда хватали за руку. Невзирая на формальные чины и звания.

 Сегодня МИД России отмутузил канделябром и британского премьера Терезу Мэй, и французского президента Эмманюэля Макрона.

Точнее, отмутузил вчера, когда посольство России в Лондоне направило в МИД Британии официальную ноту со списком вопросов по так называемому “делу Скрипаля”. А сегодня стоит с погнутым канделябром в руке и с удовольствием наблюдает, как под его ногами в слезах и соплях беспомощно ворочаются два тела, застигнутые за вбросом нарисованных джокеров. Причём при игре в вист, где джокеры удаляются из колоды ещё перед сдачей карт. Это вопросы стоят того, чтобы их привести. Ибо это даже не удары канделябром. Это удары молотком по гвоздям, заколачивающим гробы с остатками репутации Англии и Франции. А также их политических элит.

Вопросы не в бровь, а на засыпку. Землёю

1. Почему России отказано в праве консульского доступа к двум российским гражданам, пострадавшим на британской территории?

Отрава для эмигранта: кто стоит за “делом Скрипаля”?

В самом деле: кто бы кого бы в чём бы ни подозревал – есть универсальные законы взаимоотношений между странами, которые даруют не просто право официальным представителям одной страны встретиться во своими пострадавшими гражданами на территории другой стороны, но прямо вменяют в обязанность той другой стране предоставить возможность для такой встречи.

2. Какие конкретные антидоты и в какой форме были введены пострадавшим? Как такие антидоты оказались у британских медиков на месте инцидента? Да, вы говорили, что спасли жертв благодаря антидотам. Поделитесь тайной – как вы определили, какими надо пользоваться? Спасите тысячи жизней жертв возможных будущих инцидентов с химическим заражением!

3. На каком основании Франция была привлечена к техническому сотрудничеству в расследовании инцидента, в котором пострадали российские граждане?

Да, кстати. Возможно, французские специалисты очень подкованы в вопросах противохимической защиты. Но на каком основании они расследуют дело, затрагивающее граждан России, без необходимого даже информирования об этом?

Ну, и дальше – серия вопросов, звучащая именно как звук ударов молотков по шляпкам гвоздей:

4. Уведомляла ли Великобритания ОЗХО о подключении Франции к расследованию инцидента в Солсбери? – ибо необходимо;

5. Какое отношение имеет Франция к инциденту с двумя российскими гражданами на территории Великобритании?

6. Какие нормы процессуального законодательства Великобритании позволяют привлекать к внутринациональному расследованию иностранное государство?

7. Какие доказательства передавались Франции для изучения и проведения собственного расследования?

8. Присутствовали ли французские специалисты при заборе биоматериала у Сергея и Юлии Скрипалей?

9. Проводилось ли исследование французскими специалистами биоматериалов Сергея и Юлии Скрипалей и в каких конкретно лабораториях?

Далее – вопросы, которые гроб с телом репутации Англии практически и погребают:

10. Имеются ли в распоряжении Великобритании материалы проведённого Францией расследования?

11. Переданы ли результаты французского расследования в распоряжение Техсекретариата ОЗХО? – ибо это есть обязанность. Не частное дело: целую державу обвиняют в применении химического оружия на территории другой державы. Повод к войне, вообще говоря. И материалы расследования должны быть безусловно переданы в распоряжение международной организации, которая и была создана для того, чтобы снижать риск войны благодаря непредвзятому интернациональному анализу объективных данных. Иное дело, что цену ОЗХО мы тоже сегодня знаем после того, как та неуклюже увернулась от расследований обвинений в адрес правительства Сирии по поводу химической атаки в Хан-Шейхуне, но саму международную процедуру никто не отменял.

Наконец, три вопроса, которые сродни лопатам земли, которыми репутацию Англии закапывают окончательно:

12. На основании каких признаков (маркеров) установлено якобы “российское происхождение” вещества, примененного в Солсбери?

13. Имеются ли у Великобритании контрольные образцы-эталоны боевого отравляющего вещества, которое британские представители называют “Новичком”?

14. Разрабатывались ли образцы боевого отравляющего вещества типа “Новичок” (по британской терминологии) или его аналоги в Великобритании?

Ну же, Мэй, Джонсон, отвечайте! Каждая секунда промедления работает против вас! С каждой секундой слой земли над вашей с Англией могилой становится всё больше, всё окончательнее!

Будет ли ответ из могилы?

Вопросы внешнеполитическому ведомству Франции от МИДа России были почти аналогичными – с поправкою на то, что задавались другому адресату. На каком основании Франция была привлечена к расследованию, направляла ли Франция официальное уведомление в ОЗХО, проводилось ли исследование французскими специалистами биоматериалов Сергея и Юлии Скрипалей, в какой лаборатории, на основании каких признаков французские специалисты сделали вывод о применении боевого отравляющего вещества типа “Новичок” и так далее.

Надо полагать, те, кто составлял список вопросов, креативили не без лёгкого садисткого удовольствия. Ибо не обошлись без нескольких иголочек под ногти опрашиваемому: какими экспертными знаниями располагает Франция в области изучения боевых отравляющих веществ этого типа или его аналогов? На основании каких признаков французские специалисты установили “российский характер” происхождения вещества, примененного в Солсбери? Имеются ли у Франции контрольные образцы-эталоны боевого отравляющего вещества “Новичок” (по британской терминологии) или его аналоги? Разрабатывались ли образцы боевого отравляющего вещества этого типа или его аналоги во Франции, если да, то в каких целях?

И что на такие вопросы могут ответить Англия и Франция? Нет, правда – вот что ответить на вопрос, с какими целями разрабатывались во Франции фосфорорганические боевые отравляющие вещества, парочкой миллиграммов которых можно умертвить целый город? А если не разрабатывались таковые, то откуда вы обладаете необходимой компетентностью, чтобы проводить по ним расследование?

Отсюда целый ряд наблюдателей высказывает мнение, что проявившие себя по-настоящему альтернативно одарёнными английские и французские политики торопиться отвечать на вопросы не будут, а то и не ответят вовсе. Исключить этого действительно нельзя. Но проблема заключается в том, что в данном случае МИД одной страны официально, дипломатическою нотою, запросил МИДы двух других стран относительно дела, касающегося граждан запросившей страны. Нельзя на такую ноту не ответить. Это… Это просто не дипломатично. Отсутствие ответа будет приравниваться попросту к разрыву дипломатических отношений. И вообще всех отношений. А как иначе? – таких игноров при нормальной дипломатической практике допускать просто не положено. Или это уже практика не дипломатии, но – войны.

Пойдут ли на это Мэй, Джонсон, Англия и её “солидарные” партнёры? Или же попытаются как-то выбраться из репутационной могилы, в которую сами себя загнали?

Только вот как? Очень интригующее зрелище намечается!

Автор

Покровский Александр

🔥117 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.