О НЕДРАХ И СПРАВЕДЛИВОМ РАСПРЕДЕЛЕНИИ БОГАТСТВ

“Где мои недра!?” – вопрошали намедни в телестудии участники популярного ток-шоу, обращаясь как бы к государству. 

Дескать, непорядок это, когда по Конституции недра принадлежат всем, а добытое из недр – мигом становится собственностью компании-добытчика. 

Я не государство, но на такие вопросы отвечать люблю, и в этот раз не лишу себя удовольствия. (Пишет glavbushka)

Поговорим, стало быть, о недрах. 

И тут хочу сказать одну важную вещь, попутно. Это, действительно, очень важно уяснить, несмотря на то, что к теме имеет отношение косвенное. 

Кто там кричит, что добытое и проданное без переработки сырьё это товар с низкой добавленной стоимостью? А, дескать, ежели продать после глубокой переработки – это будет товар с высокой добавленной стоимостью.

Пусть в лес за грибами сходят, что ли. На выходе пусть прикинут, за сколько можно продать всё, что в корзинку собрали. За тыщу? Вот вся тыща, стопроцентно – и есть добавленная стоимость. Без всякой глубокой переработки. 

Эти грибы обрели стоимость в момент попадания в вашу корзинку. И она вся – добавленная. Вами. Но если бы вы их купили – она бы числилась как стоимость приобретенная.

Примерно также и с другими природными богатствами. У нас в стране, в силу правовой специфики.

На Западе иначе. И именно отсюда все разговоры будто добытая сырая нефть это товар с низкой добавленной стоимостью. Что имеется в виду, обещаю: станет понятно по прочтении статьи целиком.

Вещь, покуда она не в вашей собствености в полном смысле этого слова – владенияпользования и распоряжения – она стоимости для вас не имеет никакой. Нет-нет, воображение ваше пусть играет хоть на триллионы, но что вам с того, если денег за не свою вещь вы получить не можете, объективно. Вы можете её только купить у собственника, если тот пожелает вам её продать. 
А если не пожелает, или нельзя? 

Так, в нашей стране запасы полезных ископаемых на участках, выделенных в разработку (во владение и пользование, но не в распоряжение) компаниям-недропользователям, не имеют балансовой оценки до тех пор, пока в недрах – они свою стоимостную оценку получают лишь по извлечении из. А до тех пор и не могут её иметь, в силу того, что недра принадлежат государству. Государству, а не компаниям, их добывающим. 

Нельзя ставить на баланс не своё.

Нет-нет, прикидывать в голове и на бумаге можно всё, что угодно. Дескать ого-го на какой жирный участок я лицензию получил – под ногами триллионы! Но на балансе этих триллионов нет. 

Еще раз: пока нефть под землей, она на балансе компании-недропользователя не числится и числиться не может. В нашей стране – не может (о западных еще поговорим). Ибо право собственности на неё – у государства, а не у компании. У них только право на разработку и добычу; которое тоже имеет свою стоимость, но она несоизмерима со стоимостью подземных богатств. 

Что до прав собственности на уже извлеченное, то компания-недропользователь действительно им располагает. Но не стопроцентно: львиную долю его стоимости, по соглашению о разделе продукции, она обязана отдать государству. См. Федеральный закон “О соглашениях о разделе продукции” от 30.12.1995 N 225-ФЗ.

И вот, та самая государственная доля в добытом есть наше общее, дорогие сограждане. Вы ЭТО хотите делить? 

Отказаться от школ, больниц, детсадов, библиотек, спортивных сооружений, от всего, что строится и содержится за счет общего и поделить промеж собой. Зачем – чтобы опять потом сбрасываться вскладчину дабы всё это строить? 

Или кто-то думает, что, послушайся вас государство и начни раздачу всем по серьгам, обязанности строить и содержать социально значимые объекты государство оставит за собой? Каким образом?! 

Такими наивными мы были в конце 80-х, при Горби, когда решили уйти в капитализм. Мы-то думали, что всё останется как прежде – от жилья до образования, – бесплатным, только зарплата вырастет и станет как в странах “экономического чуда”.

Нам лишь забыли объяснить, что в Южной Корее, например, шестидневная рабочая неделя, рабочий день более 10 часов и три дня отпуска в году (по закону 10, но работодателям наплевать). В образцово дисциплинированной (по сложившемуся стереотипу) Японии люди на работе умирают от изнурения многочасовыми переработками.

Да что там Южная Корея, Япония. Вон, в любимых наших США отпусков нет. Вернее, их предоставляют по согласованию с работодателем (тоже, как правило, дней 10, не более), но законодательно такой обязанности работодателю не вменяется, совсем. Что это оначает? А то означает, что ежели ваш американскй работодатель за весь год работы не дал вам ни дня отпуска, то никакой суд не защитит это ваше право. У вас его тупо нет. Никакого права на отпуск вам государство не гарантирует. 

Америка (США) не Россия, она не социальное государство. Там всё сам. Работай, приспосабливайся или сдохни, ты свободен. И, прошу заметить, при всех, тоже немалых, природных богатствах, никто никакой “своей доли в недрах” не требует. Даже в голову никому не приходит этакое требовать.

Модным в одно время было упоминать при каждом случае про Арабские Эмираты, где якобы каждому родившемуся младенцу открывается счет, куда стекаются нефтяные денежки малютке. Много ли, мало ли, об том умалчивается. А я думаю, по разному. Кому-то много, кому-то мало, а кому-то и вовсе ничего. 

Арабские эмираты это государства с монархической формой правления, причем абсолютно монархической. Иначе говоря, что хочу, то и ворочу. Этому дам, а этому не дам. И никто не пикнет. Недра – собственность монарха. Кому хочет, тому и даст, а захочет отрубить подданному башку, если тот слишком на государеву нефть облизываться станет – отрубит, не долго думая.

К слову, о младенцах. Материнский капитал нам что – не тот самый счет? Около полумиллиона рублей каждому второму и каждому последующему ребенку в семье сугубо по факту гражданства, – это где еще, в какой стране есть, назовите! 

Надо быть совсем уж неблагодарными, конченными моральными уродами, чтобы не ценить такую заботу государства о семьях с детьми. Всё им мало, мало… дайте им недра. А эти полмиллиона – откуда, по-вашему? …

Всем охочим до дележки недр следует определиться: хотите каждому по кусочку недр на личный счет – откажитесь от материнского капитала и других социальных выплат, доплат и льгот, от других бесплатных благ, воплощенных в объектах социальной инфраструктуры, дешевых билетах в театры, музеи, на выставки и т.д. То и другое вместе не монтируется. Невозможно из одного и того же сундука вытащить одни и те же деньги дважды. 

Или кто-то из нас в самом деле готов к такой реформе, чтобы определенная доля от добытых ресурсов поступала на счета всем, просто по факту гражданства? 10,0 тысяч в год на счет Дерипаске и равно 10,0 тыс. на счет бедной матери-одиночке. При этом, напоминаю, матери должно быть отказано во всех прежних соцвыплатах. В пользу дерипасок, ибо они тоже граждане и им тоже полагается личная доля от природных богатств страны. Господа пропагандисты “справедливого распределения”, вы уверены, что этого хотите? 

Надо быть конченным извращенцем, чтобы узреть в таком подходе к распределению справедливость. Это всё равно, что в очередь за бесплатным супом поставить и того же Дерипаску сотоварищи. Обидеть человека хотите? Понимаю…

Тут уместно напомнить опыт Швейцарии с их попыткой замены социальных программ регулярными выплатами т.н. “Безусловного основного дохода” (погуглите). Так вот, народ на референдуме сказал “Нет”.

 Абсолютным большинством сказал, более 75% принявших участие в голосовании. Система адресной социальной поддержки победила идею раздачи бесплатного супа всем без разбору. 

И – да. Как господа радетели за раздачу народу природных богатств России отнесутся к такому неизбежному последствию внедрения этой их социальной новации в жизнь, как усиление притока мигрантов из беднейших стран Африки и Азии. С целью получить гражданство, да-да. 

Я не верю, что даже среди самых глупых из “радетелей за раздачу” есть придурки, готовые делить природные богатства с пришлыми. А их ведь тьмы и тьмы сюда налезут, на дармовщинку-то. 

Отказать по факту “пришлости” нельзя – это, по общечеловеческим понятиям, будет называться поражением в правах и дискриминацией. 

И, сомневаться не приходится, в числе охочих возглавить массовое движение за права получивших гражданство мигрантов недостатка не будет, – такие вещи оплачиваются госдеповскими грантодателями более чем щедро. 

Думайте, к чему призываете, господа радетели за народ.

Подумайте и успокойтесь. Россия и без того социальное государство. Так по Конституции, так по факту. 

Россия – самое социальное государство среди всех стран, индекс человеческого развития в которых, согласно ежегодным отчетам ООН квалифицируется как Очень высокий.

Мы никого не грабим. Бог дал нам природные богатства, давайте молиться и благодарить. А не ныть, что мало. Альтернативы тут нехитрые: или изнуряющий труд, или грабеж. Или разбитое корыто, если ни грабить, ни пахать не хочется. 

Возвращаюсь к вопросу собственности, тут необходимо объяснить, наконец, с чьей легкой руки пошли разговоры о якобы низкой добавленной стоимости в цене сырья и высокой – в продуктах его переработки. 

Все эти разговоры – от вшэкономистов, пересидевших на семинарах у западных коллег и уже давно переставших воспринимать информацию критично, как то положено бы ученым людям.

Прежде всего, надо знать (а если знаешь – помнить, чтобы не теряться при разговоре с западыми коллегами) о разнице в подходах к оценке – нашем и западном.

Западные экономисты по своему правы, утверждая, что сырье это товар с низкой добавленной стоимостью. Рассуждая так, они при этом держат в голове свои, западные стандарты учета, составленные исходя из их западных же законов и практик, где недра могут быть в собственности у кого угодно, а не только у государства.

И огромная их ошибка в том, что, берясь читать нам лекции, эти люди совсем не интересуются нашими стандартами, действующими в нашем правовом поле. Оно, конечно… зачем, если слушатели глотают ботву, не жуя.

Отличия, напоминаю, обусловлены правом собственности. В России правом собственности на недра, во всех трех правомочиях: владенияпользованияи распоряжения, – обладает только государство (Российская Федерация и субъекты Российской Федерации). 

И если в Конституции указано, что природне ресурсы МОГУТ находиться в собственности не только государственной:

Статья 9 Конституции РФ

Статья 9
1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.
2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.
То Закон о недрах конкретизирует это “могут”, т.е. указывает, которые из природных ресурсов НЕ МОГУТ находиться ни в чьей собственности, кроме государственной:

Статья 1.2 Закона РФ “О недрах”

Статья 1.2
Недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
Участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами.
Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности

Статья 2 Закона РФ “О недрах”

Статья 2
Государственный фонд недр составляют используемые участки, представляющие собой геометризованные блоки недр, и неиспользуемые части недр в пределах территории Российской Федерации и ее континентального шельфа

Владение, пользование и распоряжение государственным фондом недр в пределах территории Российской Федерации в интересах народов, проживающих на соответствующих территориях, и всех народов Российской Федерации осуществляются совместно Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации.

Коротко. Из трех правомочий, в комплексе составляющих право собственности, – право владения, право пользования и право распоряжения, – недропользователь получает только право пользования. Всеми тремя правомочиями относительно недр наделено у нас только государство. Право пользования объектом это возможность его эксплуатации в своих интересах. И только. 

Отсюда (внимание, это важно) невозможность постановки на баланс компании-недропользователя уже разведанных и подтвержденных, но еще не извлеченных запасов полезных ископаемых на предоставленном ему согласно лицензии участке.

Если бы это было возможно (если бы участок был в собственности компании, т.е. если бы такие участки были в свободно рыночном обороте), эти запасы получили бы свою балансовую оценку. И, в случае продажи участка, новый собственник, заплатив за участок соответствующую цену, мог вполне обоснованно рассуждать о низкой добавленной стоимости добываемого им из новоприобретенных недр сырья. По той простой причине, что вся стоимость добытого из недр являлась бы для него стоимостью приобретенной.

Добавленной в его продажной цене была бы только зарплата со страховыми отчислениями, амортиизация оборудования и прибыль.

Но ничего подобного у нас нет. Хорошо это или плохо – это уж кому как покажется. По мне так хорошо, я одобряю государственную монополию в этом секторе экономики. И не одобряла бы свободный оборот недр на рынке.

Вот откуда все разговоры о якобы “низкой добавленной стоимости” добытого и проданного без переработки сырья. 

Ничего общего с реальностью (нашей отечественной реальностью) эти вшэкономические рассуждения не имеет. 

А что на Западе. А на Западе по-разному. Недра могут быть и в негосударственной собственности, ведь они там в свободном рыночном обороте. 

При разведке (если компания самостоятельно, по собственной инициативе, ведет геологоразведочные работы) или при приобретении (если ресурсы приобретаются у других субъектов) того или иного вида природных ресурсов определяется натуральный расчетный показатель объемов месторождения: тонны, кубометры, баррели. 

В дальнейшем, по мере разработки, объем добычи умножается на стоимость единицы и определяется показатель исчерпания (истощения).

При этом стоимость единицы – величина известная: сумма, уплаченная за приобретение месторождения в целом, с которой предварительно исчисляется ликвидационная стоимость, делится на расчетный объем, определенный в момент разведки или приобретения месторождения. 

Т.е., согласно западной модели (напоминаю: она сложилась в ином правовом поле, отличном от нашего), не извлеченные из недр запасы могут иметь балансовую стоимость: 

а) первоначальную – за сколько купил месторождение или во сколько оценил запасы подземных кладовых – и 
б) последующую, которая уменьшается по мере исчерпания месторождения. 

Бухи меня поймут, остальные вряд ли, но я всё равно скажу: на балансе их стоимость показывается двумя статьями в активах, аналогично тому, как показывается стоимость основных средств – с учетом амортизации, иначе говоря – за минусом амортизации (в д.сл. оно же – исчерпание). И так, в течение срока разработки, до достижения ликвидационной стоимости и далее до нуля после списания в расход остатка. 

Кто не понял – не парьтесь, тут важно запомнить главное: в нашей юридической и экономической действительности нет ничего подобного и близко. И быть не может, в силу государственной собственности на недра.

И, к слову. Государственная собственность не равно общенародная. Вернее сказать: не всегда и не в любом случае (об ограничениях см. Закон Союза ССР “О собственности в СССР”). Общенародные у нас грибы-ягоды в лесу – иди кто хочешь, собирай от пуза.

Кому ради общенародной собственности вдруг захочется потребовать возврата к социализму образца СССР, тот пусть сначала ответит сам себе на вопрос: тогда, при общенародной собственности на средства производства, почему наказывали за попытку утащить с завода станок? Оно ж общенародная собственность, ёлки зелёные…

А я скажу, почему. Потому что юридическая категория Права Собственности, всегда и везде, во все времена и на всем земном шаре, с тех пор как возникло право, состоит из трех правомочий: права владенияправа пользования и права распоряжения. Вынь одно из перечисленных – и нет права собственности. 

Общенародня собственность не предполагала и не могла предполагать права распоряжения. По той простой причине, что “народ вообще” не является и не может являться субъектом гражданских правоотношений. 

Конституционная категория общенародной собственности реализовывалась через государство. Государство, как субъект правоотношений, владело, пользовалось и распоряжалось средствами производства. А всё, посредством их произведенное, складывалось в общий котел, откуда затем осуществлялось распределение. 

Государство Российская Федерация право собственности на недра унаследовало от РСФСР. Считаю, мы все должны быть счастливы, что до сих пор никакой посланник Аида не нашептал государственным мужам всякой вшэкономической чепухи о благости приватизации подземных богатств страны. Или, может, шептал да не убедил. 

Так или иначе, но только благодаря государственной собственности на недра мы, пусть частично, но остались в системе социалистического распределения. 

Очень странно слышать, что именно социалисты этим ужас как недовольны.

https://cont.ws/@glavbushka/797478

🔥217 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.