«НАД РУССКОЮ СЛАВОЙ КРУЖИТ ВОРОНЬЁ…»

Площадь победы в Калининграде

Закон сохранения дерзновения – национальный императив

У Русских, как великого народа, правда, ослабшего за целый век смут, духовных, социальных и мировых борений, всегда было много недоброжелателей «от Атлантики до Тихого океана».

Сегодня видим качественную перемену: к внешним недоброжелателям прибавляется всё больше внутренних, маскирующих свою нутряную русофобию неким «либерализмом» и даже германизмом (к подлинному либерализму их воззрения не относятся; исторически либерализм – это национализм, ополчившийся против космополитической европейской аристократии). Появились новаторы, отвернувшиеся от русизма, и среди церковных людей, включая отдельных священников.

В зародыше это явление было заметно и при Сталине, когда, например, видный литератор-орденоносец И. Эренбург горько плакал в Кремле во время произнесения генералиссимусом тоста «за здоровье русского народа» как «главного народа» страны, без которого Германская империя не могла быть побеждена. Эренбурга, спрятавшегося за колонну, заприметили удивлённыеучастники приёма в честь Победы. Начиная с хрущевских времен, сословие влиятельных «внутренних русофобов» стало возрастать. Они неустанно радели «прогрессивному человечеству», но почему-то недолюбливали «державонесущий» Русский народ. И – поразительное дело –верховная власть им сочувствовала больше, чем коренным и подчас гениальным «русакам», хоть иногда дежурно и поругивала за любовь к загранице. Так было потому, что коммунисты и сами «в теории» были выучениками либерализма, пресловутого «Освободительного движения», единого для всех европейских фаланг «прогрессизма».

Именно поэтов этого «общечеловеческого» круга и стали у нас всячески пропагандировать с конца 1950-х гг. В знаковом фильме М. Хуциева «Застава Ильича» есть показательные кадры поэтических чтений с участием этого рода «интернационалистов», «поэтов цивилизации»[2], – Б. Ахмадулиной, Б. Окуджавы, А. Вознесенского, Е. Евтушенко, Р. Рождественского. Поразительно, но не было приглашено буквально ни одного национально-ориентированного русского поэта: ни «городских» русских великанов В. Высоцкого, Ю. Кузнецова, ни «деревенских» правдолюбцев Руси – А. Передреева, А. Прасолова, Н. Рубцова и других.

Не удивительно, что признанные русские художники и интеллектуалы стали протестовать против односторонней ориентации Государства на западников. Памятны не только тревожные аналитические материалы и декларации национально-ориентированной диссидентуры, например, знаменитое исследование «Русофобия» академика И.Р. Шафаревича, но и письмо протеста в защиту гонимой русской культуры, написанное М.А. Шолоховым в конце 1970-х, аналогичные заявления композитора Г.В. Свиридова. Признанные гении науки и культуры предупреждали верховную власть, что забвение русского духа и культуры, создавших Русь Великую, может привести к фатальным последствиям. Пророчество не было услышано, и порочное колесо русофобии, закрутившись, так пока и не остановлено.

Именно «по глухоте» и даже презрению к этим «народным глаголам» М. Горбачёв и его команда «перестройщиков» (А. Яковлев, Э. Шеварнадзе и т.д.) окончательно отвернулась от русизма – этого единственно возможного в России зиждительного настроения. Они принялась петь с чужого голоса американо-западную «цивилизаторскую» песнь, похожую на похоронное «музсопровождение», чей фактический смысл метко определил один из неуслышанных поэтов: «Права человека! Права человека // Гнуснейшая песня двадцатого века»[3]. Русские мудрецы всегда знали, что недопустим отказ от такой базовой естественно-правовой категории как «соборное право народа» и раздробление его, по И. Канту, на права «безродных индивидуумов», объединённых всемирным правительством (в сегодняшнем просторечии – «вашингтонским обкомом»). Не случайно, марксистам было предписано чтить Канта как отца диалектики, этой «алгебры революции» и предтечу Карла Маркса… Вот и «дочтились» до «Горби – лучшего немца».

Сегодня мы ещё не пережили этот духовно-повреждённый исторический цикл. Если мы не сумеем его завершить ко славе Отечества, так сказать, «по Пушкину, по Тютчеву», то вполне возможна дальнейшая деградация России, о которой давно мечтает объединённый Запад. Напомню, что там с XVI в. множатся планы расчленения России, присвоения её богатств, сочетаемые с человеконенавистническими прожектами уничтожения Русских как единственного европейского народа, готового жертвовать всем во имя Правды. Западу «молчаливый укор» его неправдам в виде России ни к чему. Вот он и сублимирует свой комплекс духовной неполноценности в ненависть к России и Русским. Причём «прославились» не только немецкие теоретики «расовой политики», вроде Розенберга и Гитлера, «усовершенствовавших» первичную расовую методологию Й.-Г. Гердера, немецкого философа XVIII в., но и представители англосаксов сотоварищи, например, в прошлом, «полковник» Э. Хауз (E.M. House), правая рука президента США В. Вильсона, а в наше время – М. Тэтчер, М. Олбрайт, З. Бжезинский…

В жизни действует неумолимый Закон сохранения дерзновения, гласящий, что если ты теряешь истинные жизненные цели и энергию для их достижения, то непременно найдётся сила, возмещающая эту творческую недостачу; но не во благо. Вакуум «слова и дела», образовавшийся по людской нерешительности, непременно будет заполнен, но «не для тебя», как поётся в казачьей песне. При этом наносится урон, подчас непоправимый. Вот показательный пример. Сталин упустил момент восстановления юридического единства Русского Мира после войны, не ликвидировав «коммунистическую раздробленность» Руси-России на Малую, Белую и Великую. Ему, верующему марксисту, не могло прийти на ум, что искусственное разделение Исторической Руси на придуманные «союзные республики» (во имя утопической «мировой революции») – это мина замедленного действия.

От утопии «мировой революции» умный Сталин отказался, но не изменил столь же отвлеченную от жизни территориальную структуру «Большой России», сконструированную Лениным под красную глобальную утопию «земшарной республики Советов». Более того, казахи вместо дарованной им автономии были «повышены» до «союзной республики» (и сегодня «платят неблагодарностью», голосуя против нас в ООН по сирийскому вопросу)… Вот и получилось, что жизненная энергия Руси была растрачена не на созидание и возрождение единого Отечества с «Киевом – матерью городов русских», с Рудным Алтаем, а при нём – Усть-Каменогорском и т.п., а на его разрушение (к большой радости Запада).

Итак, соборная энергия Руси не испарилась, но оказалась расколотой на части, прямо по образу крыловских «лебедя, рака и щуки», поэтому она пока не играет созидательной роли в укреплении естественного «русского единства». Наоборот, она энергично выполняет противную природе Руси «возместительную» раскольническую функцию, как это особо видно по Киеву, где русские люди вершат бандеровские планы расчленения Исторической России, сконструированные Западом. «Крымское» же начало русского возрождения оказалось не так легко продолжить, да и цели такой, похоже, не ставилось, если учесть отказ, данный Харькову в 2014 г., а ведь он просился под крыло Двуглавого Орла. Запад же умело пользуется нашим недомыслием по старо-римскому правилу «разделяй и властвуй» (вспомним, кстати говоря, сознательно расколотый англичанами Индостан – для собственной корыстной выгоды).

Тут возможна и биологическая аналогия для понимания феномена «патологического замещения» нормы, если она отсутствует. НАРОД – это соборно-симфоническая личность, то есть единый организм. И если он перестаёт вырабатывать собственные полезные вещества, непрерывно уничтожающие вторгающихся в тело «захватчиков» в виде вирусов и т.п., то мгновенно начинается их замещение патологическими «антиклетками», как, например, при «прогрессирующем» раке. Такова природа неизбежно замещающего патологического «дерзновения», если отсутствует правильное, – направленное сердцем, разумом, совестью и волей на полезное, спасительное, общее дело Великой, Малой и Белой Руси (заметьте, понятие Русь не имеет множественного числа, как нечто единое по своей идее).

Вывод из сказанного таков. Органически повреждённое тело не исправляется само по себе. Если ничего не предпринимается для возрождения нормы, например, единства Исторической Руси, или предпринимается заведомо недостаточно, то неизбежна «возмещающая» эту недостачу деградация и гибель системы по частям, с вхождением её бывших элементов в инородные тела. П.А. Столыпин, по сути, эту мысль пояснял специально для «либералов» (точнее – лжелибералов), не понимавших, кому они служат. Он говорил, что народ, забывающий о своих национальных целях и задачах (то есть перестающий вершить твёрдо и дерзновенно единое национальное дело по правде) «превращается» в удобрение для других народов, которые своих национальных целей не забыли[4].

Происходящее сегодня в нашем Русском приморском Крае подтверждает действие национального Закона сохранения дерзновения, а именно, – недостача активности общества и государства в национально-ориентированном русско-российском направлении приводит к заполнению искусственно созданного духовного вакуума патологическими «заместительными» явлениями. Так, первейшим из чувств, всё в человеке определяющих и направляющих, является его национальное или народное самочувствие. Человек, прежде всего, подсознательно устремлён к жизни посреди «своенародной» общности (среди однородцев). Для абсолютного большинства наших сограждан – это Русская народная общность. Она определяющая и для Российской национальной сверхобщности. Говоря попросту, нормальный человек должен чувствовать свою русскую природу и вершить дела в соответствии с ней, например, говорить и думать на «великом и могучем» русском языке Ломоносова, Державина, Карамзина, Пушкина, Гоголя и т.п. Далее, этот нормальный человек, имеет собственные полезные предрассудки. Это отлично понимали как наши классики культуры, так и простецы, любившие повторять: «что русскому здорово, немцу – смерть». Именно, поняв эту императивную истину о силе Русского характера, знаменитый немец-реформатор О. фон Бисмарк, хоть и недолюбливал нас как «нормальный немец», советовал Германии с Россией не воевать.

Теперь – внимание. В Калининграде уже около 30 лет действует «сетевое сообщество» людей, пытающихся «обезрусить» местное народное большинство, то есть лишить его своего природного настроя – русизма – этого столпа, альфы и омеги российского «межнационального» бытия. Всё происходит по названному Закону сохранения дерзновения. Власть предержащие, окруженные усыпляющими бдительность «сиренами», издающими «общечеловеческие» и «глобалистские» трели, вперемешку с германизаторскими руладами в системе Минкульттуризма, БФУ им. И. Канта, соответствующих СМИ, ничего не делают для национально-ориентированного оздоровления обстановки. Поэтому положение непрерывно и качественно ухудшается (опускаю рассмотрение карикатурных как бы «патриотических» отвлекающих манёвров в виде показных конференций, речёвок под барабан и горн и т.п. симулякров для отвода глаз от возобладавшей во многих местах «соросовщины»).

Искусственно созданный этими «культурно-образовательными» «сиренами», нанятыми ФРГ и Западом, национальный вакуум (под предлогом «особости» нашего места обитания), умело и тотально заполняется германизмом. Природа не терпит пустоты, потому и идёт та самая ползучая германизация, о которой давно говорит местное патриотическое общество, но его не слышат. Сознательное и систематическое сдерживание Русского духа(русизма) приводит к заполнению пустоты народной души искусственно сконструированным для неё «заместителем по случаю» – германизмом. Фактически мы в Калининграде переживаем процессы, аналогичные проходившим в СССР конца 1980-х гг. Космополитические СМИ (вроде «Огонька» нынешнего американца В. Коротича), на которые сделали ставку М. Горбачёв и его команда, вытравляли естественное национальное чувство русизма у сограждан, чтобы этот искусственно создававшийся вакуум заполнялся американизмом и западнизмом[5].

Таким образом, в нашем Крае идёт насильственное и противоестественное сдерживание русизма, как нормативно-оптимального настроения для всего сообщества граждан Калининградской области. Это запечатлено даже в облике возводимых ныне как бы патриотических монументов, чей облик прямо «убивает» чаемый их духоподъёмный смысл. Маршал М. Василевский (памятник на одноименной площади) не гордо возвышается, а почему-то… сидит в распахнутой шинели, как какой-то дезертир. Против него, на другом конце этой же площади, проектировщики «спешили» изображенного в камне Великого князя Александра Невского, изобразив его малорослым пешим воином, лишенным боевого коня. Можно подумать, что он проиграл сражение, конь под ним убит, но он не выпускает русский стяг, собираясь с ним умереть перед лицом наступающего тевтона…

И скажите теперь, что всё это, по сути, упадочное, как-то так «случайно» происходит. Не случайно! Представляется, что перед нами объективные результаты деяний той «системы» «обезрусения» России на её западе, о какой писал стихами Ю.П. Кузнецов, имея в виду деятельность властного русофобского «сетевого» сообщества, захватившего культуру и образование. Вслушаемся в стихи гения, уверен, что вы узнаете некоторые личности. Поэт заметил: «Призраки с четвёртым измереньем // В мир проникли плотным наваждением. // Среди них ты ходишь и живёшь, // Как в гипнозе, слыша их галдёж. // Лица их сплошные негативы, // Мины их презрительно глумливы, // А в газах как тень мелькает цель, // Людям неизвестная досель…»[6] Эта калининградская публика, сплоченная немцами, судя по фактам, давно поставила своей целью доведение России на её крайнем западе до самоубийства.

Итак, многое вершится у нас для создания в нашем крае «национального вакуума», чтобы он как бы сам собою заполнялся чуждым содержанием, вредным для Великой России, преимущественно в «германской упаковке». Обращаю внимание, что благодушие власть держащих по очерченной проблеме организованного изъятия «русских сердец» у наших сограждан приводит «калининградский социум»[7] к всё новым «победам» в конструировании «новопруссаческой общности» из бывших русских. Последние русскими себя уже не считают, как «переформатированные» прогерманской операцией «мягкой силы», давно ведущейся калининградскими «сиренами западнизма». В ход пущено всё – от сотворения «нерусских», так сказать, «агитационных» сортов хлеба (Меркорнброт, Штуттгарт, Кёнигсбергский и т.п.) до германизаторской визуальной и информационной пропаганды, включая «онемеченные» фасады ремонтируемых и новых зданий, создание профессурой БФУ им. И. Канта тотально германизированного курса школьного краеведения и т.д, и т.п.

Что значит, не соблюдать Закон сохранения дерзновения?

Интересующиеся деталями и фактами могут найти аналитические материалы об этой антироссийской операции манипулирования сознаниеммассы людей в местных и центральных органах печати, таких как «Литературная Газета», «Литературная Россия» (статью Т.Н. Шабаевой «Родная история и чужое наследие», мои статьи, а также материалы профессоров С.В. Корнилова и В.В. Фомина), аналитику порталов Русская народная линия (СПб), Регнум (Москва), НьюсБалт, Эксклав.ру (оба – Калининград), и некоторых других (Кремлёвская пресса, Рекс, Столетие…)

Проблема в том, что пока нет национально-ориентированной политики по исправлению положения в калининградских образовании, культуре и СМИ (один вал германизма в музеях чего стоит!) Окружение Администрации края, очевидно, убаюкивает нового губернатора, препятствуя его ознакомлению с кричащими вызовами, исходящими от давно поднявшего голову сепаратизма, крепко встроенного в местную жизнь. Например, обращение Академии геополитических проблем и общественности к губернатору А.А. Алиханову по поводу изменнического и подрывного характера школьного курса краеведения, сочинённого под немецкую диктовку, осталось незамеченным, хотя было направлено в местное правительство в июле 2017 года! Отсутствие же назревших решений по исправлению положения и кадровой ротации приводит к качественному ухудшению обстановки, грозящей перейти «точку невозврата», то есть достижения такого уровня национальной деградации, который станет невозможным исправить обычными «мирными» приёмами.

Более того, под влиянием искусственно «надутой» «германизаторской» атмосферы, сильной в Крае, на антинациональные позиции (по навязанной «моде») переходят уже и некоторые нестойкие священнослужители Русской Православной Церкви. Наша Епархия долго стояла на национальных позициях, но общая деградация культурной сферы и отсутствие достаточного понимания угроз у священноначалия стало приводить к тому, что в число «идейных кёнигсбержцев» стали вливаться и отдельные священнослужители. Этот факт свидетельствует, что нравственная болезнь «окёнигсберживания» сознания граждан организованными структурами и лицами сама по себе не исчезнет. Уже приводилась аналогия с телесной болезнью организма: рак, если его не выявить и не лечить, сам не рассосётся, но будет прогрессировать. Это болезнь к смерти! Так и в Калининграде непрерывно набухает нравственная злокачественная опухоль германизации сознания граждан, которая распространилась и на клир.

Один показательный пример. Недавно прошла конференция местного отделения Всемирного Русского Народного Собора. Один из ключевых докладов сделал священник Георгий Урбанович, руководитель Духовно-просветительского центра Калининградской метрополии. Поскольку его выступление было выдержано в немецком духе, оно было перепечатано одним из местных электронных СМИ, сформированных «по-кёнигсбержски». Церковный же сайт сначала опубликовал, а затем стыдливо удалил этот доклад. Любой желающий может познакомиться с ключевыми выдержками из него, набрав в поисковике имя автора и один из его тезисов, вынесенных в заголовок, гласящий: «Архитектура Кёнигсберга никоим образом не связана с нацизмом».

Разберём положения доклада иерея, постаравшись определить их фактическую принадлежность и направленность, тем более, что аналогичные примеры давно известны. Собственно, уже процитированное утверждение священника вполне «саморазоблачительно» (якобы архитектура Кёнигсберга никак не связана с германским нацизмом). Здесь явная софистика. Дело в том, что у любого народа, как соборной общности, всё взаимосвязано. В том числе – архитектура, которая, как и любая другая разновидность культуры, включая науку и технику, выражает дух народа. Прежний немецкий город Кёнигсберг имел и германскую по духу архитектуру. Далее, если логически мыслить, следует констатировать, что и немецкий национал-социализм или нацизм явился одной из разновидностей немецкого духа или германизма. Причём, нацизм, как феномен германизма стал господствовать в массовом немецком самосознании к началу 1930-х гг., что и предопределило вполне демократический приход к власти Адольфа Гитлера.

Что из всего этого следует? Выходит, что нацизм, как и германская архитектура Кёнигсберга, – это нечто немецко-национальное по природе. Нацизм – это наиболее мощное идейно-политическое течение, возобладавшее в Германии к 1933 г. Оно кровно принадлежат Германии, её народному духу – германизму. Вообще, всем кто хочет понять разницу между германизмом и русизмом (русским духом), надо почитать «Дневник писателя» Ф.М. Достоевского, работы В.В. Розанова, философские статьи В.Ф. Эрна, сочинения И.Л. Солоневича 1930–40-х гг.

Итак, архитектура Кёнигсберга, как и германский национал-социализм являются естественными проявлениями немецкого народного духа или германизма. Поскольку же народ – это своеобразная живая личность, она может и заболеть. В этом печальном случае и ряд жизненных проявлений её бытия станут ненормальными, иногда патологическими и преступными, как это и произошло с германизмом от его повреждения нацизмом. Признаем, что немцы, проиграв Войну, вынужденно принялись «лечиться от нацизма», но его основа – наступательный германизм – никуда не испарился, что мы и видим сегодня в деятельности немецкой агентуры влияния.

Таким образом, уважаемый священник, отец Георгий Урбанович, несмотря на богословскую просвещённость, совершил грубую идейно-нравственную ошибку, забыв об уроках русского духовного наследия. Наши гении А.С. Хомяков и Л.П. Карсавин давно показали, что каждый народ – это отдельная соборная или симфоническая личность, и все её творческие проявления проистекают из особенностей характера, присущего только ей. Именно поэтому, как заметил Достоевский, «русский мальчик» весьма отличается от «немецкого». Кстати, поэтому и русские большевики-марксисты сильно разнились с немецкими идейными собратиями – германскими социал-демократами, также верующими марксистами.

Для чего же о. Георгий Урбанович мысленно разорвал единое тело германизма – на «невинную» архитектуру и «плохой» нацизм? Это проясняется из дальнейших его слов. Сначала, видимо, чтобы мы укрепились в некоем противоестественном чувстве родства с немцами (?!), говорится о «тесном переплетении» интересов «Пруссии и России» в XIX веке, и что «фамилия Романовых обогатилась прусской кровью». Извините, это прямая ложь! Наши императоры, породнённые с немецкими владетельными Домами по аристократически-космополитической моде XVIII века, действительно по-русски бескорыстно помогали Пруссии большую часть XIX века, несколько опомнившись лишь при Александре III, который вполне мог сказать, что его русская кровь «опоганена» немецкой. Взаимности со стороны немцев всегда было меньше, зато именно по фактическому дозволению России пруссаки сумели разбить Францию и построить «вторую германскую империю» (или «рейх») в 1871 году, тут же занявшись стратегическим планированием войны с Россией, которую и объявили в августе 1914 г.

Кстати говоря, немецкое общественное мнение никогда не испытывало признательности России – ни за спасение от полного уничтожения Пруссии в 1807 году, благодаря заступничеству Александра I перед Наполеоном, ни за обеспечение крепкого тыла пруссакам и поддержки их во время «бисмарковского» строительства «рейха» в конце 1860 – начале 1870-х годов. Более того, сегодня, когда со стороны ФРГ (и всего Запада) развязана сильнейшая информационная война против России, немцы усиленно тиражируют собственные выдумки о якобы бывших в 1807 г. планах России «аннексировать» Восточную Пруссию[8]. Они поступают прямо по Геббельсу, учившему врать предельно цинично и масштабно, чтобы ложь сработала. Если бы царь Александр III поднялся из гроба и услышал похвалу немецкой крови, якобы «обогатившей» царскую, то, нашему священнику не поздоровилось бы. Этот монарх, самый русский по настрою в XIX веке, бывало, физически страдал, сознавая, что у Романовых своей кровушки меньше немецкой. Поэтому однажды он буквально ухватился за выдуманную (не для него ли?) историю, что его прадед Павел I происходил от русского по крови сановника, якобы любовника Екатерины II. И царь, поверив, слезно благодарил Бога, что он русский не только духовно, но и телесно.

Наш же горе-священник, увы, пока не обрёл достаточного русского чувства и образованности. Иначе он бы знал, как наша дореволюционная мысль буквально горевала от германизации русской правящей элиты, школы и духа профессуры. Достаточно раскрыть работы гениального В.В. Розанова, чтобы прочесть такой, например, приговор противоестественному германизму на русской почве, сделанный им в 1914 г.: «Глубокая отравленность русской администрации немцем – это действительно великое горе». Почему? Потому что цивилизованный германизм утонул в техницизме (узкой инженерии), забыв о духовности. Розанов разъясняет: «Идея “цели”, философской и универсальной, – вообще чужда германскому уму»; немец «забыл о христианстве»; в духовном отношении это «тупая нация»[9]. Отсюда и последовавшее при Гитлере патологическое наполнение духовного вакуума Германии политическим расизмом. Снова видим действие универсального закона сохранения дерзновения.

Розанов особо печалился из-за пересадки русским министром просвещения Д.А. Толстым (при Александре II) обычаев «прусской школы» вместо развития собственной национально-русской. Стала расти так называемая «общечеловеческая» школа, «отвлеченная» от интересов и потребностей России. Профессура и «умная» журналистика увлеклись исключительно западной «мудростью» вместо собственной русской, бесспорно, величайшей в Европе по степени духовности. Розанов писал: «Действительно, университетская наша философия всё пережевывает [немца] Им. Канта, журнальная наша философия всё пережевывает [француза] Ог. Конта, являя… что-то ленивое, тусклое… по безжизненности, отсутствию оригинальной и своей мысли, по отсутствию всякой связи с родной почвой, со своим племенем, со своей историей…». Так на Руси, заключал Розанов, стало вершиться то же, что и на Западе в «самые мрачные времена схоластики»[10].

Но вернёмся к воззрениям калининградского священника, возлюбившего пруссачество вместо русизма. Итак, он развёл в разные стороны «хорошую» германскую архитектуру и германский же «плохой» нацизм, чтобы уверить всех в правомерности изъявления «гордости» калининградцев «кёнигсбергской архитектурой». Он не задумался о «сконструированной» природе этой «гордости». Цель же состоит в том, чтобы местные русские воспламенились чувством «собственного» как бы «ново-пруссаческого» достоинства, почувствовав себя «наследниками» германизма в культуре. Ведь они – жители «уникальной прусской земли», как это без устали более четверти века вещают им местные «сирены кёнигсберщины». Вот и отец Георгий Урбанович уверяет калининградцев, что они предопределены наследовать «культурный» германизм.

Он постоянно повторяет эту мысль. Вот показательные цитаты из доклада:

1) «…соображениями создания единого культурного христианского пространства руководствовалась Русская Православная Церковь в Калининградской области, восстанавливая из руин романские и готические немецкие храмы»;

2) «Церковь не только восстанавливает здания бывших немецких кирх, но и демонстрирует обществу пример бережного отношения к архитектурному наследию края»;

3) «Тема взаимоотношения немецкого культурно-архитектурного наследия и русской культурной традиции в Калининградской области всегда стоит достаточно остро… Церковь <…> демонстрирует обществу пример бережного отношения к архитектурному наследию края»;

4) «…продолжаются реставрационные работы по восстановлению культовых немецких зданий, переданных РПЦ».

5) «Восстановление кирхи Арнау (кирха Святой Катарины, XIV в.), расположенной в пос. Родники…» 6) «Мы говорим о едином культурном наследии Калининградской области…» (курсив мой – В.Ш.)

Священник, как видим, считает положительным фактом «создание единого культурного христианского пространства» на том основании, что в Калининградской области наша Церковь «восстанавливает из руин романские и готические немецкие храмы». В этом его утверждении сразу несколько «лжей», как бы сказали наши пращуры. Православным давно известно, что односторонний выход Запада из Единой Апостольской и Соборной Церкви и Христианской Империи (со столицей в Константинополе), состоявшийся, по сути, ещё в конце I тысячелетия н.э., привёл к неизбежному выходу Запада и из «единого христианского пространства». У нашего же священника это единство с Западом чудесно восстановлено в Калининграде, так сказать, единственном месте в мире, где все духовные разделения преодолены. Конечно, здесь нет ни грана правды!

Более того, без стеснения можно оценить процитированное высказывание как опасную ахинею, дезориентирующую сознание калининградцев. Как известно, Православный клир совместных литургий с римо-католиками и протестантами не проводит по давним церковным установлениям в силу раскола, учинённого западным христианством (из-за «мерзостей папизма» по Пушкину). Поэтому, мягко говоря, ошибочно говорить о каком-то «едином пространстве». Наш священник его произвольно измыслил по чисто внешнему признаку – на основании того, что РПЦ восстанавливает некоторые бывшие немецкие культовые здания, а затем их оформляет по-православному, освящая и используя уже в качестве Русских храмов. Зачем же измышлять «единство» с каким-то западным культурным «пространством», которого нет и в помине?!

Батюшка забыл духовную истину: «Церковь не в стенах, а в ребрах». То есть Церковь – это не немецкий мёртвый камень, а живая православная душа. Да, она молится в некоторых стенах, но они – лишь пособие; главное не в них, а в живых людях с честью, знающих завет Спасителя, сказавшего, что Церковь там, где двое или трое собрались во Имя ЕГО[11]. Главное, чтобы всё было по внутренней правде, а форма – дело подчинённое.

Что забыл наш священник, вольно или невольно ставший германизатором?

О. Георгий Урбанович высказывает столь ложные суждения, очевидно, бессознательно, по внедрённой германизаторами «местной моде» перевёртывать всё вверх ногами с некой тайной целью. Православные давно знают, что именно «дух рождает себе формы». Н.М. Карамзин специально уточнил, что «не формы, а люди важны». То есть носителями духовности и культуры выступает живой народ с его душой. Соответственно, наследовать мы можем только своей народной духовности и культуре, в нашем случае «заквашенной» природным русским чувством правды, удали, шири и, конечно, Православия. У нашего же священника культура – это принадлежность мёртвого немецкого камня. Он полагает, что раз немцы построили нечто, ныне нами отремонтированное и используемое, как, например церковь в пос. Родники, то, значит, мы возродили германо-прусскую «кирху Арнау», как он и выражается, а местные жители автоматически якобы становимся хранителями «немецкого культурно-архитектурного наследия» (см. выше выделенные места в цитатах). Так наш батюшка невольно меняет местами живую русскую душу и мёртвый камень, делая носителем культуры не народ, а бывшие немецкие кирпичные стены, которые мы используем как законный трофей, давно ставший нашей национальной принадлежностью. Таким образом, перед нами софистика, говорящая языком подмены правды ложью.

То ли забыл отец священник, то ли не знал, что культуры разных народов никогда не сливаются в некий бесформенный симбиоз. Тем более – религии, пусть и имеющие элементы общности. Запад только тогда сможет с нами духовно общаться, когда он признает свой преступный односторонний выход из когда-то Единой Церкви и раскается. Но даже в этом случае отдельные культуры не сольются.

Итак, надо иметь в виду императивную разницу культур. Так, все новые храмы Калининградской области Русская Церковь строит по своим родным канонам, используя собственные архитектурные стили, например, шатровый, как в Багратионовске. Культуры никогда не сольются в некую усреднённую амальгаму, как этого бы ни хотелось неким безродным персонам для устранения своих комплексов. Русским, как и россиянам в целом, – булгарам-татарам, «друзьям степей» калмыкам, горцам с Кавказа и т.д. странно слышать пропаганду национальной самоликвидации под предлогом какого-то вымышленного «гения места». Мол, попал сюда, «на землю Канта, черепицы и брусчатки»… и ставь крест на своей народной принадлежности. Это циничная ложь, сконструированная во вред единству России.

Подобного рода германская агитация – не более чем технический информационный приём, который (по всем признакам) разработан в «мозговых лабораториях» наших геополитических противников ещё в конце 1980-х – начале 1990-х гг. с целью, так сказать, бандеризации Калининграда. Цель немцев и Запада состоит в сколачивании здесь массового движения, члены которого нравственно оторваны от России, русского народа и его культуры. Им надо, чтобы в качестве возмещения вытравляемого духа своей природной народности наша молодёжь взяла дух заёмного германизма под предлогом того, что когда-то эта земля была захвачена немецким мечом и по-немецки освоена. Но прошлое ушло, сам «германский рейх» из-за расистской агрессивности её утратил. И нам не пристало страдать по германизму. Собственных творческих сил у нас достаточно, на них и надо делать ставку. Не немцы, а русские здесь обнаружили нефть и стали осваивать этот ресурс. Не немцы, а русские вышли на промысел в Мировой океан, сделав Калининград одним из главных центров отечественной рыбной промышленности[12]. Русские создали здесь «космическое» КБ «Факел» и т.д. Нам есть, что возрождать (своё и по-своему).

Те, кто ориентируется в истории проникновения «германизированной бандеровщины» на калининградскую почву с удивлением обнаружит полное сходство воззрений нашего священника с установками как самих немцев, так и их местных слуг в лице ряда профессоров, доцентов и работников культуры. Приведу примеры. Вот «инструктивные» слова одного из многих «немецких смотрящих» за университетскими историками, которого Германия, так сказать, прикрепила к КГУ (ныне БФУ) в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Это, судя по признакам, разведчик по имени Экхард Маттес, так называемый «историк из Люнебурга». Его полюбили университетские историки-краеведы, которых немцы за покладистость и понимание утвердили в числе своих коллаборантов и стали оказывать им разные формы поддержки. Требовали лишь уводить сознание студенчества подальше от России.

Э. Маттес объявил, что калининградцы постепенно отказываются числить себя русскими и россиянами, так сказать, отдаляясь от Москвы ещё в советский период из-за внимания «к региональному своеобразию и традициям, которые не зависят от российского или советского прошлого и настоящего»[13]. Видим здесь постулирование той же аксиомы, которой следует и священник Георгий Урбанович. «Логика Маттеса» гласит, что есть некие «железные» немецкие «традиции» и «наследие», которыми невозможно не напитаться, живя в Калининградской области. Хочешь – не хочешь, а под влиянием «духа прусской земли» ты якобы теряешь русизм и возмещаешь этунеизбежную потерю германизмом. Соответственно, меняется и воля: ты уже готов служить Великой Германии, строящей свою «Четвёртую империю» (в новой форме), как и всему Западу. Этих выводов ни Маттес, ни Урбанович не договаривают, но они прямо вытекают из их софистской постановки вопроса, лживо прилепляющей «традиции и наследие» не к народу, а к мёртвому камню.

Должна учитываться именно эта расшифровка гражданского символа веры, характерного для носителей духа калининградской германизации, употребляющих такие свои пароли-проговорки, как «прусские традиции» и «прусское наследие». Именно эта расшифровка даёт понять, почему мы видим вокруг всё большее число экстремистски настроенных молодых людей, берущих в качестве любимых символов германские гербы и флаги. Например, представители группы «БАРС», полагали, что настанут времена, когда они будут «высаживаться» на погранзаставах и «резать погранцов», подобно власовцам, служивших немцам.

Э. Маттес в духе навязываемой им веры под девизом «перековывайтесь в новых пруссаков» постулировал непременную «потерю» местным населением чувства российской принадлежности региона, называя советский период Калининграда «мифом», намекая, что его побыстрее надо забыть. Тем более, что для калининградцев «Запад ближе, чем Москва»[14]. Он упивается достигнутым и пишет, что уже вполне можно спросить: «Есть ли в Калининграде русские?» И разъясняет природу этого вопрошания: «Калининградцы имеют… сознание своего отличия от соотечественников в России». Немцу очень хочется, чтобы это, чаемое им оскопление русской души, стало действительностью. Он даже ставит перед Калининградом «экзистенциальную задачу», как власть имущий. Так же, как и наш священник, он хочет «нерусские (региональные) традиции связать с русскими… перспективами» и «сознательно созидать будущее». Концовка его программного сочинения показывает, что под «русским региональным будущим» он по-иезуитски подразумевает полное исчезновение русского духа в нашем Янтарном Крае. Мол, если вы перестанете быть Русскими, то «в перспективе» вам будет только лучше. Именно поэтому он так описывает прозреваемый им итог «калининградской интриги»: «Смена поколений… приносила молодым людям в Калининградской области ориентацию на нерусские традиции…» и они уверились, что «эти традиции являются частью их региона»[15]. Вот такое германское кредо.

С симпатией поминает Э. Маттес и двух своих местных соратников из университетских коллаборантов[16]. И, о чудо, именно эти два профессора стали авторами изменнического, прогерманского курса школьного краеведения. Теперь судите сами, кто вершил или вдохновил весь этот процесс исторического переформатирования сознания наших школьников. По всем признакам – за спиной коллаборантов стояли немцы. Назвал Э. Маттес и местный литературный журнал «Запад России», как «главный индикатор регионального самосознания». Понятно, что это эвфемизм, смягчение. Немец имел в виду, что «Запад России» был вполне сепаратистским органом печати. Напоследок взглянем и на него, чтобы убедиться, как ещё в первой половине 1990-х гг. усиленно создавалась сепаратистская мода, в плен которой попал и наш уважаемый священник.

Передо мной один из номеров «Запада России» за 1994 год, который редактировал писатель Олег Глушкин, известный проводник германизации. Открываем программную статью «культуролога» А. Попадина «Калининградец: проблема идентичности». Что же видим? А видим ту же самую софистику: если ты «родился здесь», то уже «вышел из общего российского фона», то есть перестал быть русским человеком. Именно это имеется в виду[17]. Слышим здесь всё ту же «германизаторскую песнь», исполняемую одной из главнейших местных «сирен» мужеска пола, нанятых «федеративными немцами». Так, историю русского, по преимуществу, народа А. Попадин меняет на «историю территории», а дальнейшее после такой софистской подмены становится «делом техники». Естественно, «историческая память» отрывается от нас, россиян, и превращается в принадлежность старой немецкой «территории». Поэтому и Дом Советов – архитектурный памятник Победы над Германией – наш онемеченный культуролог антипатриотично вычёркивает из исторической памяти края «как нечто неприличное»[18].

Проведя такую хирургическую операцию по «отрезанию» памяти местного русского населения от самого этого населения, А. Попадин смело берёт «быка за рога». Теперь, как он пишет, надо «искать идентичность». Логично. Сначала нужно отбросить русизм, а затем искать ему замену. Читаем задачу, начальственно им поставленную: «То есть речь идёт о действии, в результате которого искомая идентичность получается: а) идентичность ищется (обнаруживается). Она где-то есть, спрятана, её лишь надо найти, готовую…»; б) идентичность строится. Действие заключается в культурно-историческом конструировании нового содержания, определяющего особую специфичность индивида, региона, страны»[19]. Вот и все возможности. Самый же естественный вариант осознания себя, исходящий из того, что народ не собирается терять свой природный дух русизма, им вообще не рассматривается. Немцы ведь поставили задачу заменить русское настроение немецким, вот и старается «культуролог», пускаясь во все тяжкие по воле «найденного» им нового тевтонского хозяина…

Видим, что «ширится, растёт заболевание» по имени калининградский сепаратизм. Пока факт этой нравственно-смертельной раковой опухоли не вполне осознан. Сказывается некая «притерпелость», застарелость недуга, привычка рассчитывать, что «авось рассосётся». Однако, чаще – это элементарная трусость, ведь многие сторонники «калининградско-кёнигсберской идентичности» занимают высокие посты, и с ними опасно связываться…

Всё это так, но мы знаем такие священные истины, как Святая Русь, Русская Земля, Русское победное знамя и Русское дерзновение в стоянии за правду. Они зовут нас под свой священный стяг. Скажем же вместе с национальным поэтом второй половины XX века Ю.П. Кузнецовым:

… Над русскою славой кружит вороньё.

Но память мою направляет копьё

И зрит сквозь столетья.

Враг силён, но за ним ложь сатанинская, за нашим же народом – правда, которой мы и должны побеждать, не смущаясь, что даже некоторые представители клира соблазнились «о Кёнигсберге». Даже среди первопризванных Апостолов нашёлся Иуда. Человек грешен. Посоветуем же тем, кто невольно изменил Руси, покаяться и вернуться к матери-родине, не ища души в мёртвом, когда-то германском камне.

Владимир Николаевич Шульгин.
Доктор исторических наук, Калининград.

—————————–

[1] Стих Ю.П. Кузнецова (1941–2003) из стихотворения «Поединок», 1983 г.

[2] Определение «поэт цивилизации» сделала Т. Глушкова. См. её отзыв об А. Вознесенском (Глушкова Т.М. Традиция – совесть поэзии. – М.: Современник, 1987. С. 110, 113 и др.)

[3] Стих Н. Тряпкина.

[4] Столыпин П.А. Нам нужна Великая Россия: Полн. собр. речей в Государственной думе и Государственном совете в 1906–1911 гг. – М.: Мол. гвардия, 1991. С. 149 (из речи о Финляндии в Госдуме 5.05.1908).

[5] Понятие западнизма, современной формы деградировавшего западничества введено в русскую социологию А.А. Зиновьевым (см., напр., его классическую работу «Запад» и другие сочинения).

[6] Кузнецов Ю. П. Наваждение (1988 г.) // Он же. Стихотворения. – М.: Эксмо, 2011. С. 246.

[7] Излюбленное ложное обобщение наших прозападных «переформатировщиков» общественных настроений. У него явно сепаратистский смысл. Вы когда-нибудь слышали о «самарском социуме», или «тульском» и т.п.? Социум везде в России русско-российский.

[8] См., напр., историческую справку на немецком портале «Восточная Пруссия»: Ostpreußen Portal – http://www.ostpreussen.net/, в частности, в разделе «Королевство Пруссия» (Das Königreich Preußen).

[9] Розанов В.В. На фундаменте прошлого. Статьи и очерки 1913–1915 гг. – М.: Республика, 2007. С. 389, 422-423 (курсив Розанова ).

[10] Там же. С. 430-431, 114, 360 (курсив мой – В.Ш.)

[11]Мф. 18:19. Читаем на священном языке сию Истину: Идеже бо еста два или трие собрании во имя Мое, ту есмь посреде их

[12] См., напр., об антарктических рейсах китобойной флотилии во главе с «плавучим заводом», флагманом «Юрий Долгорукий»: Кратюк В.А. За китами. – Калининград: Калининград. книжн. изд-во, 1964.

[13]Маттес Э. Региональное самосознание в Калининградской области // Калининградские архивы. Вып. 5. – Калининград, 2003. С. 208 (Сборник «Калининградские архивы» выпускался на западные средства).

[14] Маттес Э. Указ. соч. С. 212.

[15] Там же. С. 216-217.

[16] Там же. С. 212, 214.

[17] Попадин А. Калининградец: проблема идентичности // Запад России. Литературно-художественный и публицистический журнал калининградских писателей. 1994. № 2. С. 106.

[18] Там же. С. 107, 111.

[19] Там же. С. 109 (выделено А. Попадиным; курсив мой – В.Ш.) «Страну», надо думать, автор помянул для красного словца, в духе наименования одной местной газеты по имени «Страна Калининград».

 

https://zapadrus.su/rusmir/pubru/1833-nad-russkoyu-slavoj-kruzhit-voronjo.html

🔥36 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.