ЛИДЕРЫ КПСС И РАЗДЕЛ СССР

Лидеры КПСС и раздел СССР

На майском заседании парламента Зюганов и Путин привычно обменялись почти концептуальными выпадами

Зюганов привычно напомнил присутствующим, что под руководством КПСС экономика страны развивалась на порядок лучше, чем экономика сегодняшней России, а правительство в целом было на порядок компетентнее последующих российских правительств.

Путин не стал спорить и подчеркнул, что неоднократно отмечал успехи, достигнутые под руководством КПСС, но добавил, что ровно так же – под руководством КПСС – был разрушен Советский Союз.

Что, собственно он по этому поводу сказал:

«…Мы много раз с Геннадием Андреевичем на этот счёт говорили, под руководством Коммунистической партии Советского Союза наша страна, Советский Союз достиг очень больших вершин, и Геннадий Андреевич перечислил многие из них: это и космос, и ядерный щит, и так далее и так далее. Геннадий Андреевич не упомянул только одного: под чутким руководством Коммунистической партии Советский Союз прекратил своё существование.

И здесь, конечно, радоваться нечему, здесь, как бы это ни было, хорошо это или плохо, но это исторический факт. Никого, кроме Коммунистической партии, роль которой была закреплена даже в Конституции Советского Союза, не было среди тех, кто руководил этим процессом. Со стороны много было, но КПСС была во главе, и по сути дела руками лидеров КПСС так или иначе состоялось это историческое, я уже много раз по этому поводу высказывался, историческое событие, не буду сейчас его никак комментировать».

И здесь – два значимых момента. Первый – судя по всему, между Путиным и Зюгановым сложился консенсус в оценке позитивно-созидательной роли КПСС в известные десятилетия. И это – важно.

Второй – вопрос о вине КПСС или как минимум лидеров КПСС за разрушение СССР. И, с одной стороны, сказанное Путиным с фактической точки зрения нельзя отрицать: президентом СССР был Генеральный секретарь ЦК КПСС, во главе армии и КГБ стояли члены ЦК КПСС, большинство союзных республик еще возглавляли местные организации КПСС.

Формально власть была у КПСС – и КПСС не смогла сохранить страну, несмотря на контроль за силовыми структурами, экономикой и закреплением ее руководящей роли в Конституции страны.

Правда, точно так же формально можно сказать, что к моменту раздела, к лету-осени 1991 года, никто из высшего руководства КПСС раздела СССР не желал. И не просто высшего руководства – но и той его формальной и неформальной части, которая в целом желала отхода от всей прежней советской традиции: ни Горбачев, ни Яковлев, ни Шеварднадзе не видели этого как своей цели.

Более того, даже уже подпиравшие их справа, с антикоммунистических позиций «прорабы перестройки» – Гаврила Попов, Анатолий Собчак и близкие им – ориентировались на сохранение Союза.

Инициатива Беловежских соглашений исходила в первую очередь от более радикального окружения Ельцина – таких людей, как Сергей Шахрай, Геннадий Бурбулис и люди того набора.

Раздел СССР не был ни неизбежным, ни результатом той или иной целенаправленной политики. В самой технологии, в самой событийной канве его разрушения было множество моментов и развилок, когда этот процесс можно было и предотвратить, и, когда он оказался запущен, остановить.

Но правда и то, что ни руководство КПСС, ни сама КПСС этого не сделали. В конечном счете, к разделу страны привели два блока факторов.

Первый – это: а) действительно сознательные действия части высшего руководства КПСС, в первую очередь – группы Яковлева, инициировавшие и поддерживавшие националистические движения в союзных республиках, выдавая их за позитивное явление «пробуждения национального самосознания», в целях ослабления противостоявшего им коммунистического ядра руководства КПСС; и б) травоядность и нерешительность последнего, выросшего в определенных исторических условиях и неспособного на последовательные и жесткие методы борьбы в защите своих идей, ценностей и своей страны.

Второй – это: в) скрытый национализм определенных элитных групп России, считавших, что страну нужно переформатировать из равноправного Союза республик с единым сильным центром в формат отношений Метрополии, т.е. России и колониальных окраин, в рамках которого остальные республики должны были бы стать поставщиками дешевой рабочей силы и сырья, без экономической и социальной поддержки из России; г) самозащита элит союзных республик, в ужасе наблюдавших за безумными экономическими и политическими авантюрами Горбачева и его окружения и пытавшихся отгородиться от этих безумств своими суверенитетами и опорой на национализм.

Из перечисленных четырех моментов главными были первый и четвертый.

То есть соединялись три процесса: – абсолютно безграмотные действия Горбачева, разрушавшего и экономику, и политику, и идеологию, и международные отношения; – действия правого реакционного крыла руководства КПСС, поддерживавшего и стимулировавшего националистические движения в республиках в любой форме для ослабления здоровой части руководства страны и Союзного центра; – самозащита национальных элит.

Ложью является утверждение, что толчок к выходу республик из состава СССР дал ГКЧП – толчок к выходу из состава Союза дало поражение ГКЧП, возвращение Горбачева и победа Ельцина.

Правда, все равно получается, что все эти действия были действиями тех или иных фракций руководства КПСС.

И тогда, действительно, вопрос к самой КПСС – почему она не сопротивлялась и почему не сменила вовремя выродившееся руководство. Потому что если она этого сделать не смогла – значит, она и сама оказалась нежизнеспособной.

На самом деле – она сопротивлялась. Низовой протест к этому времени нарастал с каждым месяцем. Если в 1988 году делегаты XIX Всесоюзной партконференции еще послушно и единогласно проголосовали за продиктованные Горбачевым нелепые решения, в 1990 году уже треть делегатов XXVIII съезда КПСС открыто проголосовали за проект резолюции, осуждавший курс Горбачева, тогда как документы, предлагавшиеся крайне правым крылом (Демократической платформой в КПСС), не получили минимально значимой поддержки на съезде.

С осени 1990 года нарастают протесты в партийных организациях, наиболее одиозные планы и предложения Горбачева получают отпор уже в Политбюро и Секретариате ЦК. Речь о его смене заходит все чаще – а в низовых организациях просто постоянно.

С весны 1991 года возникает горизонтальное объединение крупнейших партийных организаций страны: совещание первых секретарей городских комитетов КПСС городов-героев, откровенно противопоставившее себя руководству Горбачева.

Яковлев и Шеварднадзе летом 1991 года уже были исключены из КПСС, о снятии Горбачева с поста Генерального секретаря был поставлен вопрос на Апрельском (1991 года) Пленуме ЦК КПСС, сам ЦК и руководство Верховного Совета СССР были заполонены тысячами писем с мест, требовавшими отставки Горбачева, член политбюро ЦК первый секретарь МГК КПСС Юрий Прокофьев на Июльском пленуме ЦК публично обвинил Горбачева в раздвоении политического сознания (т.е. в шизофрении) и неспособности руководить ни партией, ни страной. На осень 1991 года был назначен XXIX съезд КПСС, основным организационным вопросом которого должно было стать «разведение постов» – то есть снятие Горбачева с поста генерального секретаря партии.

Двадцатимиллионная партия, поняв, что ее предает собственное руководство, самоорганизовывалась и разворачивала свои ряды для схватки за свои идеи и за страну – и не успела. Ей нужно было еще совсем немного времени, чтобы перейти в контрнаступление и начать наносить свои удары так, как она когда-то умела это делать. Не успела. Что, конечно, тоже говорит не в ее пользу.

Почему не успела…

Во-первых, сложно армии перегруппироваться и из мирной расслабленной жизни перейти в бой, если штабы парализованы приказами сверху, а должность командующего в руках предателя и безграмотного, но до предела тщеславного авантюриста.

Во-вторых, партию слишком долго учили, что время политических битв прошло. Что врагов в обществе победившего социализма нет и быть не может. Что ее задача не выявлять и уничтожать врагов страны, а мирно и честно работать на своем рабочем месте. И так далее.

Да, партия не была готова драться. Ее этому и не учили. Тем не менее, она поднималась – и не успела. Ее предали: предали ее лидеры, предала ее пресса – ведь именно эта пресса пять лет занималась террором по отношению к рядовым коммунистам, доказывая им от имени руководства партии, что все их идеи – лживы, а сама их партия – преступна.

Но ее предали и руководители армии и органов безопасности.

Именно председатель КГБ Владимир Крючков не отдал спецподразделениям КГБ приказ на ликвидацию очага ельцинского мятежа в августе 1991 года. Именно министр обороны Дмитрий Язов предал страну, выведя в августе 1991 года свои дивизии из Москвы.

Перечислять можно многих и многое.

Да, формально при руководстве КПСС проводилась бредовая и преступная политика конца 80-х годов, разрушившая страну.

Формально. Но реально КПСС уже с 1988 года практически не обладала реальной властью.

И в таком состоянии – формальных полномочий без реальных возможностей – была не только она.

И напомнивший на заседании парламента о том, что именно ее лидеры привели страну к катастрофе, Владимир Путин – знает об этом как никто другой.

Потому что он тогда, на рубеже 80-90-х, потому и ушел из КГБ (где, кстати, в тот момент ему предложили повышение), что увидел, что Комитета, в который он верил и в который стремился со школьных лет, больше не существует. Это отдельная тема – и это не закрытая информация, но это так. Он понял, что все, что делают оперативные сотрудники КГБ, в итоге парализуется либо отправляется в ящик стола руководством Комитета. И лично видел, что когда с мест от того или иного горячего участка работы в Москву идет запрос – «Москва молчит». Как это было тогда, в Дрездене, когда ему пришлось действовать на свой страх и риск.

Так что, кто больше виноват в разрушении страны – КПСС, КГБ, Советская Армия или российские элиты того времени – большой отдельный вопрос.

А если о КПСС – как ни парадоксально, но в чем-то оказался прав Троцкий. Предрекавший, что партия, утратившая революционность, замкнувшись в себе и утратив живую связь с рабочим классом, со временем переродится и совершит предательство, устроив перестройку.

Троцкого, конечно, было за что осуждать в середине 20-х гг. Но, среди прочего, интересно, сколько часов продержался бы Белый дом во главе с Ельциным, если бы в состав ГКЧП входили не Янаев, Крючков, Язов и их коллеги, а Троцкий, Сталин, Дзержинский, Бухарин и Свердлов…

 

Сергей Черняховский

🔥46 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.