КОП НА ПЕНСИИ

Коп на пенсии

На наших глазах уходит эпоха. Америка уже не испытывает желания быть «мировым полицейским», функции которого она худо-бедно исполняла с 1991 г. (сами американцы часто считают, что «полицейский жетон» их страна получила ещё в 1945 г. по итогам Второй мировой войны, но оставим это заблуждение на их совести). А может быть, просто не чувствует в себе достаточно сил для этого? 

Выступая на совместной пресс-конференции с президентом Нигерии Мохаммаду Бухари на зелёной лужайке перед Белым домом, Дональд Трамп сделал важное заявление, которое на фоне его переговоров с европейскими лидерами (Макроном и Меркель) прошло почти незамеченным.

«Мы всё меньше и меньше испытываем желание быть мировым полицейским, — сказал Трамп. — Мы тратили огромные деньги на поддержание порядка в мире на протяжении десятилетий, но это не должно быть больше нашим приоритетом. Мы хотим наводить порядок у себя дома, мы хотим восстановить нашу страну».

Допускаю, что кто-то может принять это за пустую риторику — мели, Емеля, твоя неделя — и подозревать Трампа в том, что он маскирует истинные намерения Вашингтона за рассуждениями о том, что Америке пора перестать носить звезду шерифа планеты Земля. И действительно, говоря о том, что США больше не будут тратить «огромные деньги» на решение внешних задач, Трамп спокойно подписывает бюджет на полгода объёмом в 1,3 триллиона долларов и 700 миллиардов направляет на оборону. Предусмотрены в бюджете и 250 млн на борьбу с влиянием России, и 200 млн на военную помощь Украине.

Как же можно после этого воспринимать слова Трампа о том, что Америка собирается уйти с поста мирового полицейского? Ответ покажется парадоксальным: как неудобную правду.

Разговоры о том, что мировая политика вступает в эпоху постамериканского мира, начались ещё в конце президентства Буша-младшего. В 2008 г. вышла книга титулованного американского политического философа Фарида Закарии «Постамериканский мир будущего», где описывался процесс размывания «однополярной модели», хотя и очень комплиментарный для США. Согласно Закарии, история современной цивилизации — это три последовательных «сдвига власти»: первый, происходивший в XV—XVIII вв., привёл к господству Запада над остальным миром, второй, начавшийся в последние годы XIX века, сделал Америку «имперским наследником» Древнего Рима и мировым гегемоном, и, наконец, третий, который Закария называет «возвышением остальных», происходит на наших глазах в результате форсированного экономического роста государств «периферии», в основном Азии (сам Закария происходит из семьи индусов-мусульман из Мумбая). Закария осторожно подводит читателя к мысли, что американцы уже не будут контролировать все без исключения процессы — им придётся делиться надзирающими функциями с другими мировыми игроками, которые до недавнего времени были скорее объектами политики, чем её субъектами.

На самом деле за всеми красивыми построениями Закарии чувствуется глубокая растерянность человека, приехавшего в страну, которую он искренне считал Древним Римом эпохи расцвета, и вдруг осознавшего, что это империя времён упадка. И это неудивительно, потому что книгу «Постамериканский мир будущего» Закария писал в годы правления Дж. Буша-младшего, когда США предприняли последнюю масштабную попытку «навести порядок» сразу в двух проблемных регионах планеты — в Ираке и Афганистане — и, не рассчитав своих возможностей, надорвались.

Сменивший Буша-младшего Б. Обама пришёл в Белый дом с твёрдым убеждением, что у США просто не хватит ресурсов, чтобы продолжать играть в мирового полицейского. Он вывел большую часть американских войск из Ирака и несколько раз пытался сократить военное присутствие США в Афганистане. Но лучше от этого не стало: на Ближнем Востоке уход американцев вызвал очередную волну нестабильности и развязал руки ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.), в Афганистане контингент в итоге пришлось не уменьшать, а увеличивать. Попытка Обамы облегчить жизнь «мировому полицейскому» не удалась по одной простой причине: 44-й президент США был убеждённым либеральным глобалистом, а эта идеология не предполагает уменьшения внешней активности страны-гегемона. Наоборот: она всячески подталкивает элиту США к вмешательству в дела других независимых государств. Только в отличие от простодушных империалистов и неоконсерваторов Буша-младшего, не скрывавших, что их главная цель — прибрать к рукам иракскую нефть и заодно обезопасить своего любимого союзника Израиль, либеральные глобалисты прикрывались высокими словами о необходимости защиты прав жителей тех стран, которым не посчастливилось родиться в Америке. Под эту либеральную сурдинку «гуманитарные интервенционисты» Обамы в клочья разнесли одну из самых благополучных стран региона — Ливию — и способствовали зверскому убийству её лидера Муаммара Каддафи.

Однако ощущение нехватки ресурсов, с одной стороны, и чрезвычайно высоких издержек, с другой, не покидало наиболее проницательных представителей американской элиты. Убийство американского посла и нескольких сотрудников службы безопасности посольства в Бенгази не просто нанесло сильный репутационный ущерб «наследнику Древнего Рима», но и стало — через несколько лет — одной из причин проигрыша Хиллари Клинтон в президентской гонке 2016 г. (будучи во время убийства посла главой Госдепартамента, она несла прямую ответственность за недостаточное обеспечение безопасности посольства, кроме того, американцы хорошо помнили, какую истерику закатила «лживая Хиллари» во время слушаний в сенате США по этому вопросу).

Хорошо, конечно, считаться мировым полицейским, но не тогда, когда за это высокое звание приходится расплачиваться не только жизнями военнослужащих, но и карьерами высокопоставленных чиновников.

Однако основная проблема была, конечно, в ресурсах. Широко распространено мнение, что США вообще могут не считаться с расходами, поскольку в их руках находится пресловутый «печатный станок» ФРС, но это, разумеется, не так. Колоссальный внешний долг, висящий над страной, подобно дамоклову мечу, увеличивается каждый раз, когда США решают вмешаться в какую-либо внешнеполитическую авантюру. И Дональд Трамп, пришедший в Белый дом из мира большого бизнеса, лучше многих других понимает, что такая ситуация чревата самыми драматическими потрясениями.

Ресурсы Америки велики, но не бесконечны, а стремительно развивающиеся страны-конкуренты, прежде всего Китай, только наращивают своё влияние в мире, что требует постоянного повышения расходования ресурсов. В этих условиях пытаться сохранить имидж и функционал мирового полицейского означает заниматься тяжёлым и бесперспективным делом. С тем же успехом можно пытаться натянуть сову на глобус — рано или поздно сова порвётся.

Трамп верен своим предвыборным заявлениям: во время своей президентской кампании он не раз повторял, что «мы собираемся позаботиться об этой стране, прежде чем будем беспокоиться обо всех остальных странах в мире», и обещал не сосредотачиваться на распространении американских ценностей за рубежом.

Тогда же он сделал любопытное заявление о том, как изменятся «полицейские функции» Америки в том случае, если он придёт к власти. Отвечая на вопрос газеты The New York Times, собирается ли он выполнять обязательства по защите балтийских государств в случае гипотетической российской агрессии, Трамп сказал: «А они (балтийские страны) выполнили свои обязательства перед нами? Если они выполняют свои обязательства перед нами, то ответ будет «да». Если же мы не получим должного возмещения за огромные расходы на военную защиту, которую мы предоставляем другим странам… я буду абсолютно готов сказать этим странам: «Поздравляю, защищайте себя сами!»

Известный американский политолог Марк Галеотти так оценивал эту позицию Трампа: «По сути, это не просто возвращение к изоляционизму или желание освободить США от обязательств перед своими зарубежными партнёрами. Это прямое отрицание «западного консенсуса»: представления о том, что единство и общая защита — в интересах каждого. Коротко говоря, логика «доктрины Трампа» состоит в том, что Америка не является больше мировым полицейским, а вместо этого может стать мировым полицейским по найму на условиях неполного рабочего дня».

Надо отдать Трампу должное — став президентом, он вовсе не забыл об этой идее, более того, она стала одним из основных камней преткновения в отношениях между ним и европейскими лидерами — членами НАТО. Например, во время последней беседы с Ангелой Меркель он просто отказывался говорить о чём-либо другом, все попытки бундесканцлера перевести разговор на таможенные пошлины на сталь и алюминий или будущее «иранской сделки» разбивались о железобетонную позицию Трампа: «Вы недоплачиваете в бюджет НАТО!»

И действительно, вместо положенных 2% ВВП, которые страны — члены НАТО должны тратить на оборону, богатая Германия скуповато отстёгивает 1,3%, а оставшиеся 0,7% (а это почти 80 миллиардов в год) доплачивают за них США.

В общем, в подходе Трампа нет ничего плохого для самой Америки: действительно, сложив с себя обременительные обязанности «служить и защищать», США смогут больше сосредоточиться на собственной реиндустриализации и на решении внутренних проблем, которых у них, мягко говоря, немало. А европейцы, предоставленные самим себе, рано или поздно будут вынуждены признать, что пресловутая «российская угроза» не так уж и страшна. Точнее, так: масштабы этой угрозы напрямую зависят от дотаций и материально-технической поддержки, которую им оказывают США. Как только европейцы окажутся в ситуации, когда им придётся тратить на защиту от «русского медведя» свои кровные, «медведь» очень быстро станет дружелюбным и даже в чём-то симпатичным.

Что же касается других проблемных регионов, таких как Ближний Восток, там Трамп тоже намерен серьёзно сократить американское военное присутствие — об этом свидетельствует озвученное им в начале апреля стремление уйти из Сирии (правда, потом его вроде бы отговорил то ли Макмастер, то ли Макрон, но вряд ли надолго). В Пентагоне всерьёз рассматривают вариант замены американских солдат в Сирии на воинский контингент стран Персидского залива. При этом платить за такую «полицейскую миссию» будут сами нефтяные шейхи.

Обсуждение этого сценария было одной из основных целей состоявшегося в конце прошлой недели визита на Ближний Восток нового госсекретаря США — и бывшего главы ЦРУ — Майка Помпео. Миссия у главного дипломата Америки была непростой: для реализации этого плана требовалось как минимум помирить Эр-Рияд и Доху — сейчас они находятся в состоянии острого конфликта. Но ради того, чтобы уйти на покой, оставив бурлящий ближневосточный котёл под присмотром «младшего напарника», чего только не сделаешь.

Так что вполне возможно, очень скоро мы действительно увидим новый, постамериканский мир — мир, в котором функции региональных полицейских будут выполнять доверенные союзники США (за свой счёт), а Америка будет вмешиваться в тот или иной конфликт только в том случае, если ей за это хорошенько заплатят.

Как старый, ленивый и немного продажный коп на пенсии.

Кирилл Бенедиктов, RT

🔥38 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.