КАСПИЙСКИЙ ВОДОРАЗДЕЛ. ЗАЧЕМ РОССИИ НОВАЯ ВОЕННАЯ БАЗА НА «ВНУТРЕННЕМ» МОРЕ

Трудно переоценить значение российского Прикаспия в военно-политической безопасности страны, отмечалось на состоявшемся в Астрахани в конце апреля заседании правительственной рабочей группы по подготовке совещания Президиума Госсовета РФ по вопросам транспортно-логистической инфраструктуры региона.

Тем более что здесь после 1991 года резко сузились и морские, и сухопутные границы России. Решение военно-политического руководства о строительстве новой базы Каспийской флотилии в Дагестане  очень своевременно.

География Прикаспия – ключевая для растущих евро-азиатских грузопотоков, подчеркивалось на заседании. А в Каспийском бассейне сосредоточены весьма крупные нефтегазовые месторождения, полноценное освоение которых, по ряду оценок, способно более чем на четверть обеспечить долгосрочный совокупный спрос на черное золото и голубое топливо в Евросоюзе.

Потому здесь берут начало трубопроводы Баку – Махачкала – Армавир – Тихорецк – Новороссийск/Туапсе, а также с месторождения Тенгиз в Казахстане через Калмыкию к Черному морю (Новороссийскому порту). Уже эти факторы предопределяют растущий экономический и, конечно, военно-политический интерес Запада к региону.

Море лоббистов

Но развитие прикаспийской транспортной инфраструктуры пока отстает от внутрироссийского и международного спроса на перевозки. Это имеет следствием рост евро-азиатского транзита в обход России (через Азербайджан – Грузию – Турцию). За 2015–2017 годы объем таких грузоперевозок вырос более чем на 15 процентов, в то время как через наш Прикаспий – лишь на 10 процентов. Фактический объем транзитных доходов, полученных страной на этом участке, едва достигает трети от потенциального.

Грузооборот морских портов России за январь – апрель 2018 года – 260,8 миллиона тонн, что на 3,7 процента выше того же периода 2017 года. А данный показатель по Каспийскому бассейну достиг 1,72 миллиона тонн – почти наполовину выше прошлогоднего. Перевалка сухих грузов составила почти миллион тонн (+16%), а наливных – до 721 тысячи тонн, увеличившись в 2,3 раза. Но за этими достижениями, по мнению многих экспертов, последует стагнация. Причин несколько.

Недостаточное финансирование проектов. Сохраняющаяся несогласованность планов профильных ведомств и компаний по развитию транспортной инфраструктуры, в результате чего расширение портовой сети слабо увязано с дорожным строительством. Именно об этом говорилось на заседании в Астрахани.

Министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов напомнил: «Развитие транспортной системы региона обозначено Владимиром Путиным в качестве важнейшей задачи на ближайшие 15 лет. Но перевозочная инфраструктура пока остается одним из узких мест. Ее развитие не отвечает внутри- и внешнеэкономическим потребностям региона».

Оценки помощника президента РФ Игоря Левитина были схожими, но более жесткими:«Экономический потенциал Каспийского региона развивается недостаточными темпами. Во многом потому, что объемы внутренних и международных грузоперевозок через российские порты в этом бассейне мизерные. Ибо до сих пор не сформирован наиболее конкурентоспособный по стоимости, времени и безопасности маршрут транзита по Каспийскому морю и прилегающим стальным и автомагистралям».

Министр транспорта и дорожного хозяйства Дагестана Ширухан Гаджимурадов добавил, что целесообразно создать высокотехнологичный глубоководный порт в Каспийске. Но такой проект не должен подменять развитие портовых и примыкающих к ним транспортных мощностей в других прикаспийских субъектах РФ.

По сути речь идет о грамотном распределении перевозок. Но не секрет, что администрации приморских регионов РФ поныне – как и в 70–80-е – пробивают в федеральных ведомствах свои портовые проекты, «соревнуясь» друг с другом. Конкуренцию лоббистов отражает, например, то, что правительство Калмыкии давно предлагает сооружение крупного порта в Лагани (между Астраханью и Махачкалой). Но он в отличие от Каспийска и других прибрежных городов Дагестана, Астраханской области пока не имеет железнодорожных выходов на Северный Кавказ, в Нижнее Поволжье и соответственно в Центральную Россию.

Разворот Астаны

Еще в 1994 году в Массачусетском технологическом институте под руководством профессора Дэниэла Файна был разработан план постоянного военного присутствия США на Каспии, включающий методичную работу с соседями РФ и Ирана по этому бассейну. И, похоже, этот замысел реализуется.

Сенат Казахстана в конце минувшего апреля ратифицировал двусторонний с США протокол (июнь 2017 года), позволяющий использовать порты Курык и Актау для переброски грузов Пентагона в Афганистан. Более того, вступило в силу американо-казахстанское соглашение о военном сотрудничестве на 2018–2021 годы.

Оно предусматривает не только проведение совместных учений, но также создание базы НАТО на Мангышлаке, то есть близко к границе с РФ. А в нефтегазодобыче на этом полуострове уже правят бал американские компании. Там же бизнес США планирует промышленную разработку стратегического сырья – урана, ванадия, графита, висмута, марганца.

Появление натовской базы в Актау по сути прямая угроза безопасности РФ. И то, что Астана на это решилась, свидетельствует, похоже, о развороте Казахстана, участника ОДКБ и ЕАЭС, в сторону Вашингтона и Брюсселя. На фоне ужесточающегося экономического и военно-политического давления Запада на Москву. Что наверняка окажет влияние на другие страны, входящие в ЕАЭС – ОДКБ.

Согласимся с оценкой ситуации директором по гуманитарным проектам Центра традиционных культур Александром Собяниным: дрейф Казахстана в сторону США носит антироссийский характер, для нас как минимум нежелательно появление любого американского корабля с грузами, особенно с военными, в акватории Каспия.

Правда, как такие суда (вероятно, все-таки малотоннажные) попадут на Каспий, пока неизвестно. Их, конечно, можно доставить по железной дороге из турецких или грузинских портов в Азербайджан. Или авиацией до Баку, а дальше – морем, своим ходом. Однако такой транзит наверняка потребует базовых пунктов США и в азербайджанском Прикаспии.

Напомним, что даже шахиншах Мохаммед Реза Пехлеви не единожды отказывался от предложений США разместить их военные базы вблизи сухопутной границы Ирана с СССР или на побережье.

Понятно, что в сложившихся условиях требуется усиление всех родов войск ВС РФ на Каспии и прилегающих территориях. Хотя Москва и Астана имеют (пока) общую систему ПВО. В Западно-Казахстанской области функционируют объекты 4-го Государственного центрального полигона Минобороны РФ. Здесь же и в Атырауской области расположены площадки, используемые ГЛИЦ им. Чкалова.

В ту степь

В заключение – цитата из прошлогоднего доклада Люка Коффи, политолога и военного эксперта американского Heritage Foundation: «Каспийский регион важен для США, так как в нем присутствуют набирающая мощь Россия, Иран… который начинает обретать все больший международный вес, а также агрессивно расширяющийся Китай. Этот регион – критически важный перекресток Европы и Азии.

США нужна стратегия вхождения в регион для продвижения здесь идеи экономической свободы, создания безопасных для себя транзитных зон транспортировки и разработки колоссальных энергоресурсов Каспия. США нужен открытый и честный диалог с союзниками в регионе и с целью обеспечения здесь условий для долгосрочной демократизации.

Тем не менее права человека должны рассматриваться только как малая часть (откровенное уточнение. – А. Ч.) общего стратегического присутствия… Среди местных государств важно отметить Великую степь (историко-психологический реверанс Казахстану. – А. Ч.), которая всегда принимала активнейшее участие в битвах за влияние на регион, находившийся в капкане между двух бывших империй – Ираном-Персией и Россией-СССР.

Турция, не являясь каспийской страной, тем не менее представляет собой отдельный центр силы, имеющий культурное влияние на регион. Но он окружен нестабильными территориями. Так, Иран после урегулирования атомного вопроса начнет обретать больше уверенности и ресурсов для каспийской экспансии. Армения продолжает “оккупировать” 20 процентов Азербайджана.

Из-за того, что этот факт остался вне поля зрения США, Баку ищет способы сближения с Москвой. В попытках влиять на Казахстан и Туркменистан, как никогда ранее, активизировался Китай. Но по мере отвлечения внимания и ресурсов России на Украину и Иран – арабский мир положение трех постсоветских стран на Каспии скорее всего станет более устойчивым (точнее – восприимчивым к растущему влиянию США. – А. Ч.)…

Более серьезным вопросом для США являются запасы нефти и газа, которые могли бы ослабить зависимость Европы от России в удовлетворении энергетических потребностей».

Алексей Чичкин, кандидат экономических наук @Источник →

🔥30 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.