АЛЕКСАНДР ХАЛДЕЙ: ЛИБЕРАЛЫ ПРИЗНАЛИ – ПУТИН НАЧАЛ СЕРЬЁЗНУЮ БОРЬБУ С КОРРУПЦИЕЙ

Известный системный либерал Леонид Разиховский недавно дал интервью редакции «Федерал пресс», в котором признал – Путин реально начал борьбу с коррупцией на самом высоком уровне, и эта борьба не оставляет коррупционерам никаких шансов. 

Речь шла о деле братьев Магомедовых и инициативе Путина, который внёс в Думу законопроект, предоставляющий  руководителям госкорпораций право получать справки по счетам физлиц для противодействия коррупции, а в отдельных случаях и юрлиц, для проверки достоверности сведений о доходах и расходах с целью противодействия коррупционным нарушениям.

Статья так и называется: «Русская коррупция в форме примитивных откатов попала под сильнейший удар». Слово самому Радзиховскому:

«Ясно, что реальная борьба с коррупцией будет вестись не на словах. Она будет усиливаться. И причины этого совершенно понятны: экономическое положение в стране плохое, денег нет. А раз денег нет, надо как-то ограничивать масштабы воровства в стране. Это будет и де-юре, и де-факто.

Дело братьев Магомедовых, которые были абсолютно неприкасаемые, для многих неожиданно. Они относились к самому высшему и самому узкому кругу бизнесменов, какой только есть.

То, что с ними так поступили – обвинили не во взятках, а в создании ОПГ (организованной преступной группы) – означает, что им конец. Это, конечно, сильнейший сигнал не только для них. … Так что ситуация для крупных коррупционеров теперь резко ухудшится.

Поможет ли это решить какие-то экономические проблемы страны? В этом я очень сильно сомневаюсь. Более чем сомневаюсь. Но то, что борьба будет только усилена – в этом никаких сомнений нет. Безусловно, коррупция в стране, по крайней мере, в привычных ее формах в виде примитивных откатов, теперь попала под сильнейший удар.

Ясно одно – антикоррупционные тиски начали закручивать. Все ближайшие законы Путина очевидны. Это усиление борьбы с коррупцией – раз. Повышение налогов на физлица – два. Повышение пенсионного возраста – три. Вот эти три группы законов так или иначе будут приняты.

Но – еще раз – помогут ли они экономическому положению в стране? Очень сильно сомневаюсь»

Либералы всегда были недовольны недостаточной борьбой с коррупцией. Они требовали борьбы с коррупцией на высшем уровне. Они её получили, в чём сами признались. Но опять недовольны. Такое впечатление, что им просто важно быть недовольными, а не бороться с коррупцией.

Вы всегда требовали ограничить коррупцию на самом верху. Путин начал это делать. Почему не похвалить? Не признать, что вот молодец, наконец, начал реально делать то, что мы все годы от него требовали. Нет, опять всё плохо. Государство отпускает вожжи – плохо.

 Государство вновь натягивает вожжи – плохо. Ведь весь пафос позиции либералов как раз в их критическом отношении не к коррупции и коррупционерам, а к государству. Для либералов всегда все беды только от государства, чтобы оно ни делало. Хотя это уже похоже не на идеологию, а на диагноз.

Либералы всегда говорили, что коррупция мешает расти экономике из-за откатов и блата. Теперь самых блатных сажают по самой страшной статье, а борьба с монополией местных МУПов и ГУПов начата по требованию самого Путина.

Война с откатами началась повсеместно. Не признать этого даже либералы не могут. Но теперь они уже не верят, что эта реальная борьба, наконец, поможет расти экономике. Когда же либералы лгали? Когда уверяли, что борьба с коррупцией поможет экономическому росту, или когда говорят, что сомневаются в этом?

На самом деле в словах Радзиховского есть своя правда. Он правильно сомневается в  том, что экономический рост сам по себе наступит от борьбы с коррупцией. Жёсткой причинно-следственной связи тут действительно нет, только косвенная.

Эффект от борьбы с коррупцией достигает реальной экономики, только пройдя через несколько звеньев: улучшение делового климата, усиление реальной конкуренции, усиление финансового контроля на всех уровнях, усиление политической и юридической ответственности сверху донизу, изменение судебной практики, рост бюджетных вливаний в экономику и социальную сферу в результате того, что деньги попадут по назначению. Даже изменение политической системы и возникновение новых партий.

Но только то, что в результате получится, опять не понравится либералам, потому что не оставит либеральной политике и экономике никаких шансов на существование. Та система, которая возникнет в результате всех системных мер по решению проблемы экономического роста, не будет иметь никакого отношения к либеральным догмам. «Рука рынка» отсохнет и исчезнет. Рост будет, но это уже не будет либерализмом. Что тогда скажут Радзиховский и его компания?

Они опять будут недовольны. Была коррупция и не было роста – недовольны. Пошла борьба с коррупцией – недовольны. Пойдёт рост – опять будут недовольны. Не тот рост, не на том основании, не на тех принципах.

Кстати, а почему никто не слышал недовольства от либералов  из-за  вмешательства государства в экономику в США? Там законом заставляют инвесторов, купивших акции российских компаний, попавших под санкции, до 5 мая продать все эти акции.

Спровоцировать искусственно падение их курса. Где возмущение нарушением со стороны государства прав инвесторов? 

Вмешательством государства в бизнес с политическими целями? Ни один либеральный ресурс слова не проронил против. Почему им всё не нравится только в России?

Либералы напоминают злую свекровь из известного анекдота, которая всегда ругает невестку: «Не так метёшь. – А как так? – Не знаю, но не так».

Что бы Путин ни делал – всё будет не так. Не такая борьба с коррупцией, на такой рост, не такая власть, не такой народ, не такая страна. 

А может, всё проще? Может, это в России не такие либералы?

http://www.iarex.ru/articles/57039.html

🔥67 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.