АЛЕКСАНДР ХАЛДЕЙ: ЭПОХА ПУТИНА

Часть 4.

Окончание.  Начало здесь 

Часть 1.             Часть 2.         Часть 3.            Часть 4.

Решив в основном проблемы политики, Путин столкнулся с проблемой кадров, которым предстоит менять экономику

Пугались нас ночные сторожа,

Как оспою, болело время нами,

Я спал на кожах, мясо ел с ножа,

И злую лошадь мучил стременами

(В. Высоцкий, «Мой Гамлет»).

Придя в политику, Владимир Путин создал новую моду на имидж политического лидера. Спортивный, подтянутый, с выправкой офицера в штатском, спокойный и несуетливый, с тихим голосом и цепким взглядом контрразведчика, с улыбкой, с которой он одинаково награждает героев сирийской кампании и стирает в пыль Петра Порошенко на переговорах в Минске, Путин создал в политике новый стандарт. Образ политика, внесённый Путиным в обиход, сломал господствовавший там образ американского супермена, чем весьма гордился Збигнев Бжезинский, написав в книге «Великая шахматная доска» о том, что все политики мира подражают манерам американских президентов.

Теперь подражать американским президентам уже смешно, это как бы прошлый век. Нелепо ходить с надутой грудью и фальшивой улыбкой в 32 зуба, изображая нескончаемую крайнюю радость идиота. Даже японцы как-то перестали подражать американцам, чем занимались с начала 60-х. Теперь модно подражать Путину.

В России образ Путина пришёлся особенно по нраву. Страна устала от политических недоносков типа хуторского Хрущёва, маразматического Брежнева, полумёртвых Андропова с Черненко, трусливого станичного Горбачёва и непросыхающего Ельцина, дирижирующего оркестром в аэропорту. Путиным впервые стало модно гордиться. Его портреты в кабинетах офисов и на майках стали шиком и признаком стиля.

Путин завёл обычай работать постоянно, за его режимом не могут угнаться его сотрудники. Путин работает всегда, даже когда он отдыхает, хотя его отдых – это разновидность работы. Именно на отдыхе он общается с разными политиками и с прессой, создаёт информационные поводы и решает сложные вопросы. Когда говорят «Крест лидера» – это говорят о Путине. Это тот самый случай, когда на крест не просятся, но и от креста не бегают.

Несмотря на то, что сам Путин являет собой новый образ политика, его самого окружают безнадёжно «вчерашние» лица. Они застряли в восьмидесятых и состарились, неся по жизни свои застарелые комплексы. Их ничему не учит опыт трудных ошибок, они не способны к гениальности, и сами по себе являются парадоксом эпохи. Это наше «очевидное – невероятное», которое, по сути, составляет костяк либеральной элиты, а в оппозиции персонажи ещё более колоритные, выморочные и нелепые. Обвинять Путина в том, что он выморил всех ярких персонажей вокруг себя – нелепая затея. Яркого никак не выморишь, он везде будет виден, а вот выдающаяся посредственность ни при каких костылях не будет выглядеть харизматиком.

Проблема качества российской элиты давно перестала быть темой для анекдотов и стала вопросом национальной безопасности. Деградация элиты – процесс объективный и коснувшийся не только Запада, но и России. Ни один царь при всех стараниях не заменит сотню российских губернаторов и министров, и если они интеллектуально ограничены, что часто видно даже по их лицам, то качество управления никогда не будет адекватным.

При всех попытках как-то обучать новых назначенцев, особых результатов это пока не даёт. Дело в том, что за 50 лет в целом всё общество заметно деградировало, и выбирать умных руководителей просто неоткуда. Деградация общества началась в позднесоветская время и продолжается сейчас.

Никакие усилия КПСС и сменившей её элиты не смогли остановить процесс глобального поглупения населения, живущего в атмосфере глобальной массовой культуры и потребительских ценностей. Никакая реформа системы образования не способна заменить собой среду, в которой формируется современный человек как на Западе, так и в России. И то, что системы образования одна другой хуже, также следствие того, что их создают уже деградировавшие продукты общества.

Сводить деградацию образования только к конспирологическому заговору мировой элиты тоже неверно – сама эта элита за последние полвека значительно поглупела. Она уже не в состоянии саму себя спасти от катастрофы и плывёт по воле волн, как пробка или какая-то другая субстанция.

Проблема ротации элит не в том, что старые не пускают новых, а в том, что новых физически не существует. А то, что существует, то ещё более плохое, чем то, что есть. Как сказал одному молодому композитору старый мастер: «Молодой человек, то, что у вас ново, то не оригинально, а что оригинально, то не ново». Нет никакой гарантии, что те, кто просит у Путина дать порулить, не обрушат завтра страну в ещё более глубокую пропасть, чем всем надоевшие системные либералы в правительстве.

На самом деле это реально тревожно. Сторонники академика Глазьева уверяют, что если дать стране немного денег, то инфляции не будет, а оживление наступит. И называют некий предел, до которого можно печатать деньги без риска инфляции. При этом они ссылаются на расчёты по другим странам, ими произведённые. Что делать в том случае, если они ошибаются, они не говорят. Но на Путина обижаются, что он не спешит им поверить на слово.

Сейчас администрация президента стоит перед самой важной задачей – использовать парламентские и президентские выборы для обновления политической элиты России. Но так как настоящая элита куётся в горниле кризисов и войн, а Россия стремится всего этого избежать, то реальный процесс обновления кадров становится растянутым на десятилетия. Однако альтернативой является обвал государственности, и потому ротация элит будет процессом эволюционным.

Любой другой способ будет авантюрой, а эпоха Путина как раз характерна тем, что никаких авантюр не допускает. И этот принцип России стоит сделать главным для всех последующих эпох, с каким бы лидером они ни ассоциировались. Если это удастся, то главную задачу эпохи Путина можно будет считать выполненной. 

Александр ХАЛДЕЙ

      

🔥170 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.